История

2017/08/30

Обновления

Новые Квадраты
Разделы Форума
Фото ветряка
фон Бландов
Фильм про Лигово
Изнанка грота
План 1916 г.
ВСЕ НОВОСТИ

История мызы Лигово

Царская мыза (1714-1765)

МЫЗА ж. петерб. дача, отдельный загородный дом с хозяйством, хутор, заимка. Мызник м. —ница ж. владелец, либо управитель мызы. Мызный, к мызе относящийся. Мызничать, заниматься мызным хозяйством.
[Из толкового словаря В. И. Даля]


История Лиговской мызы восходит к Петровским преобразованиям начала 18 века. Небольшая ижорская деревня Лихала входит в цепь поселений вдоль Петергофской дороги.

Царское Лиговское имение (мыза), первоначально состоявшее из шести «мест», но после выделения из его состава мызы Шепелева сократилось до пяти. В районе лиговской мызы царь бывал неоднократно, и, конечно, отметил отличную возможность создания большого водохранилища чистой мягкой воды, вытекающей из Дудергофских холмов. Уже в январе 1716 царь подписал указ о строительстве плотины на реке Лиге. Плотина перегородила Лигу в версте от Петергофской дороги, в результате чего образовался Лиговской пруд. 1831 г. Лиговский пруд. Дудергофка След пруда сохранился до настоящего времени. Это извилистый овраг в Полежаевском парке вдоль течения Дудергофки, от Лиговского путепровода до насыпи бывшей плотины.

К 1719 г. на царской мызе существовали скотный и солодовый дворы, а также 23 двора дворцовых служащих, которыми управлял мызник Григорий Бобрик. В штате в 1725 г. был подключник, 4 огородника, конюх и солодовник.

На картах 1730-х гг. показаны три слободы — Лихала на западном берегу, Старое Лигово на восточном берегу, а также вновь возникшая «чухонская» деревня Новое Лигово, протянувшаяся от развилки дорог ("Привала") до поворота на мельницу (трамвайная остановка "Улица Бурцева").

В царствование Елизаветы Петровны (1740-1760) Лигово относится к "придворному селу". В Лигове проживали дворцовые садовники, переведенные из Москвы во времена основания Петербурга, впоследствии они стали крепостными Орлова и Буксгевдена. На одной старой карте есть название "Садовники" рядом с рекой Лигой.

Позже в 1755 году на озере у плотины была построена большая каменная водяная мельница с закрытым колесом, которая выполняла заказы на помол зерна и суконно-валяльные работы. Специального дома для остановок императорских особ, вероятно, не существовало. Имение использовалось в основном в хозяйственных целях: действовала мельница, были большие фруктовые сады.

О том, что вдоль Петергофской дороги разбивались не только парки, но и большие фруктовые сады, говорит объявление, опубликованное в “Санкт – Петербургский ведомостях” за 1759 год: “В дворцовой деревне Лиге, лежащей на Петергофской дороге, желающим взять на откуп казенные сады на 5 лет и дать больше 114 рублей в год <...> явиться в дворцовую контору”.

Орловское Лигово (1765-1783)

История усадьбы восходит к 1765 году, когда Екатерина Вторая в числе прочих милостей пожаловала своему фавориту Григорию Григорьевичу Орлову мызу Лигово с деревнями Лигово, Ивановская, Новая, Старое Паново, Новое Паново, Новое Койрово и Сосновка. Земли поместья находились между дачами Александрино и Новознаменка и простирались от Финского залива до Лиговского канала. Имение пересекала Петергофская дорога с регулярным ансамблем загородных дач.

Лиговская мыза находилась в версте от поворота с Петергофской на Нарвскую дорогу, рядом с государственной деревней Лихала, владельцем которой полвека назад был Пётр Первый. Здесь уже работала большая водяная мельница при плотине на реке Лиге. При Орлове берега озера были укреплены вязами и ивой, а заболоченную землю у Петергофской дороги осушили канавами. Остатки "былого величия" были заметны до самой блокады Ленинграда. Берега озера окаймляли кусты белого и розового шиповника. На зеркальной поверхности плавали белые лилии.

Начиная со второй половины 18 века лиговские поля становятся своеобразными опытными участками для выращивания урожайных сортов сельскохозяйственных культур. Г. Орлов вместе со статским советником С.В. Друковновым производили опыты посева трав, занимались селекцией корнеплодов. Их работы описаны в Трудах Императорского Вольного экономического общества.

Каким было Лигово при графе Григории Орлове видно из подробного плана 1777 года: небольшой особняк располагался на восточном берегу озера. Это было симметричное строение - неширокое парадное здание фасадом к озеру и два вытянутых в сторону шоссе флигеля. Напротив него, через озеро, на западном берегу располагался большой дворец. "Графский дом представлял собой двухэтажный загородный особняк. Архитектором проекта, вероятнее всего, был Жан Б. Валлен-Деламот. Подвальный этаж дома из путиловского камня, обработанный рустом, служил пьедесталом для верхнего — парадного, который по каждому фасаду был оформлен четырехколонными ионическими портиками, охватывающими высокие окна и изящные барельефы над ними. Балконы перед портиками опирались на выступы — ризалиты. Здание завершалось восьмигранным бельведером, который прорезали арочные и полукруглые проёмы. Главным парадным помещением являлся овальный зал, перекрытый необычным, вытянутым куполом бельведера и окруженный пилястрами коринфского ордера." Большой Орловский дворец стоял на нынешней аллее Славы в Полежаевском парке, восточнее здания городской детской больницы № 1. Дворец был разобран зимой 1932-33 годов.

Буксгевденское Лигово (1790-1840)

После завершения дела о наследстве графа Григория Орлова мызу Лигово (с мызой Старо-Паново) в 1791 году получила Наталья Александровна Буксгевден (1758-1808), жена адьютанта Орлова Фридриха Буксгевдена.

После смерти генерала (1811) Лигово перешло его сыну Петру Фёдоровичу Буксгевдену, который стал сдавать внаём часть домов своего имения, мельницу, кузницу и довольно известный "Соломенный кабачок". Название "Соломенный" произошло от немецкой колонии Соломина (она же Буксгевденская), основанной на берегу р. Ивановки рядом с Маврино в 1828 году. Семьи немцев-колонистов работали на этом постоялом дворе, также как и на "Золотом" на речке Ивановке.

В 1831 - 1832 годах был проложен новый тракт - "Пулковско-Петергофское шоссе" (см. карту Пулковско-Петергофское шоссе). Имение уже стало не таким тихим местечком, как раньше. Посмотрим карту: от Подгорного Пулкова на Северо-Запад, мимо д.Пески до Лиговского канала, потом немного западнее, минуя д. Новую, подъезжаем к плотине Лиговского озера в Лигово. Далее спускаемся к Петергофской дороге.

Перейдя в корпус жандармов в чине генерал-майора, П. Ф. Буксгевден в 1840 году продал Лигово Григорию Григорьевичу Кушелеву, который сумел лучше распорядиться имением.

Кушелевское Большое Лигово (1840-1874)

В 1841 году имение за 211 429 рублей серебром купил генерал-майор граф Григорий Григорьевич Кушелев (младший) (1802-1855). В это время имение включало 7 деревень: Лигово, Ивановскую, Старо-Паново, Ново-Паново, Сосновку, Ново-Койрово и Новую с 347 душами крестьян и площадью 2555 десятин. По договору с Петром Буксгевденом было выделено 10 десятин в пользу церкви Адриана и Наталии в Старо-Паново. В 1844 г. граф купил ещё и два соседних участка Михаила Позена и Михаила Бландова.

Небедная чета Кушелевых (графиня Кушелева была наследницей богатства гетмана К.Г. Разумовского) для преобразования усадьбы привлекла придворного архитектора Андрея Штакеншнейдера, который тогда перестраивал их столичный особняк (соврем. адрес: наб. р. Фонтанки, 32) у Симеоновского моста. Тот составил проект перестройки мызы Буксгевденов в Лигове. Перед господским домом была положена каменная терраса с чугунной решеткой и вазами.

С 1840-х годов мыза Лигова в результате преобразований стала превращаться в престижную загородную резиденцию. Усадьба значительно увеличилась за счёт разбивки английского пейзажного парка на западном берегу, используя землю купленного участка Михаила Бландова. Рельеф обработали террасами. Провели сеть аллей и дорожек, создали видовые горки, выкопали пруды. Дом соединили крытым переходом с кухней, к северу от него организовали отдельные зоны — фруктовый сад с оранжереями, конюшни, птичий и скотный дворы. Кроме того, уже после смерти графа, архитектор М. А. Макаров на озере построил храм Амура на островке и туфовый грот с островком.

О Лигове в то время была издана целая книга, а за успехи и новшества, применённые в лиговском хозяйстве, мызник Захар Маклотлин был удостоен ряда наград Вольного экономического общества. В Лигове даже пытались проращивать пшеницу, найденной в древнеегипетских захоронениях в Фивах. В 1851 г. на первой всемирной ВДНХ в Лондоне Захар Маклотлин за свои злаковые культуры, выращенные на ферме в Лигово, получил медаль второй степени (первую степень дали только придворным ювелирам Николая I). Тогда в Лигово пришла агрономическая слава: в образцово­показательное хозяйство ездили учиться приумножению урожаев и знакомиться с новой техникой, наблюдать отличное содержание молочных коров (тирольской, английской и холмогорской пород), овец (курдюки, мериносы, лейчестеры, саутдоуны и др. породы).

«...Лигово - усовершенствованная деревня, тут под Петербургом. Хозяйство это с искусственными лугами, напоминающими Англию или Францию. Тут поля с необычными хлебами, картофелем не в грядах, а в полях, хорошо выдержанные лошади, кормленные овсом, а не соломою с крыши, работают усовершенствованными орудиями труда по всем законам современной рациональной агрономии...»

Вот что написал в своих мемуарах граф Сергей Дмитриевич Шереметев. По­соседски он был частым гостем Кушелевых, как в столице, так и на Петергофской дороге: по Фонтанке их дома стояли рядом, а Ульянка находилась близко к Лигову. «Я ещё застал старика <…> графа Кушелева, который был заслуженный и важный генерал, приятель моему отцу… Он был хороший хозяин и завёл у себя образцовый порядок. В Лигове у него был управляющим англичанин 3ахар Маклотлин, и всё имение приняло вид владения какого-то английского лорда. После смерти графа Маклотлин уехал на родину. Графиня была бездетна и в делах ничего не понимала… В любимом своём Лигове, где каждый уголок был ей дорог памятью мужа, вела она открытую светскую жизнь… Гостеприимно принимала графиня в своём Лигове, всех поражая наружным порядком этой богатой усадьбы с прекрасным старинным домом, с дорогими произведениями искусства, с портретами и роскошным, на английский лад поддержанным парком, с шоссейными дорогами для прогулок в разных заморских и изысканных экипажах… Кого, кого здесь не бывало в Лигово!»

Усадьба стала называться «Большое Лигово». А соседняя с востока мыза П. А. Шепелева (куплена в 1798 у Ф.Ф.Буксгевдена) с пристройками, парком и прудом у развилки Петергофской и Нарвской дорог стала называться «Малое Лигово».

Читайте записки Вольного экономического общества о посещении мызы Лигово в 1845 и 1848 году.

Куриковское Лигово (1874-1879)

К концу жизни графини Екатерины Дмитриевны Кушелевой управляющие довели поместье до разорения. В 1874 году Лигово с торгов досталось купцу первой гильдии Павлу Григорьевичу Курикову, который первым начал распродавать землю на дачи и сдавать в наём здания имения. Куриковское Лигово это 116 дач, также действовала гостиница "Лигово", находящяяся против Красных ворот у перекрёстка Нарвского шоссе и дороги "Пулково-Петергофское шоссе".

Полежаевское Лигово (1879-1917)

В 1879 владельцем 1422 десятин земли с усадьбой стал Константин Матвеевич Полежаев, предприниматель, разбогатевший на золотых приисках в Сибири. Горный инженер-технолог из Елисейска стал председателем правления Петербургско-Московского коммерческого банка, владел двумя доходными домами и жил в собственном доме № 57 на Большой Морской улице.

В 1909 году права на землю перешли сыну К.М. Полежаева Борису Константиновичу Полежаеву, который в основном занимался здесь охотой с борзыми.

Об оживлённой дачной жизни тех лет петербургские старожилы вспоминали: «Лигово привлекало хорошим Полежаевским парком. Речка Лиговка была запружена, образовала среди парка большой пруд, близ берега которого был островок, а на нём туфовый грот. Помимо приятных прогулок, катания на лодках, купания, рыбной ловли, по воскресеньям в парк привлекала хорошая музыка. Выступления симфонического оркестра графа Шереметева происходили на особом плоту. Он отчаливал с музыкантами от берега, становился посреди пруда, и начинался концерт. Вокруг катались на лодках. Много народу слушало музыку, сидя на скамеечках вокруг пруда или гуляя по прибрежным аллеям. На эти концерты приезжала публика из Красного Села. Там стояли лагеря гвардейских полков. Офицеры были верхами, их дамы — в колясках и ландо <…> Для развлечения дачников местное добровольное пожарное общество устраивало по субботам танцы и любительские спектакли».

Симфонический оркестр и пожарную дружину содержал граф Александр Дмитриевич Шереметев, последний владелец Ульянки и Александрино, известный музыкальный деятель, композитор, начальник Придворной певческой капеллы, организатор общественных концертов в Петербурге и энтузиаст пожарного дела.

Полежаевским парком — по фамилии последнего владельца — назвали ядро Лиговского имения, ограниченное Петергофским шоссе, Красносельской дорогой (проспект Маршала Жукова) и западной границей английского парка (ныне Авангардная улица). В этом треугольнике находились усадьбы Большое и Малое Лигово, разделённые лугами и сенокосами деревни Новое Лигово, которая располагалась вдоль Красносельской дороги у проезда к плотине. Центр проходил по водной оси — речке Лиговке с запрудой, тянувшейся на полторы версты (до проспекта Народного ополчения).

Со спуском воды паркового пруда после начала войны исчезла главная достопримечательность усадьбы — Зеркальный пруд. Теперь речка Лиговка, переименованная в Дудергофку, петляя и извиваясь, узкой лентой течёт в низких берегах. Её русло направлено в Дудергофский канал, прорытый вдоль Петергофского шоссе. Ложе дна и склоны запруды, изрезанные обрывами, оврагами и балками, заросли ивняком и ольшаником. Новостройки по Авангардной улице глубоко внедрились в английский парк, но ещё можно отыскать некоторые следы былой усадьбы: осушительные канавы, пруды у птичьего двора, террасы со старыми посадками, дорожки. Одна из них до сих пор ведёт от канала к бывшей плотине, где над речкой протянулись трубы. Отходящие от этой оси тропинки позволяют ориентироваться по историческому плану и определить место скотного двора, оранжерей и усадебного дома. Правда, памятники архитектуры 18 века в 1932 году разобрали на кирпичи «за ненадобностью» местные рабочие.

Территория по правой стороне речки не уменьшилась, но земли деревни Лигово заболотились, поросли молодым лесом, по сторонам бывшего Пулковско-Петерговского шоссе — огромное автохозяйство и свалка. О даче Малое Лигово напоминают старые деревья на террасе и пруд усадьбы Малое Лигово, положивший начало Дудергофскому каналу. Сейчас из всех земель бывшей усадьбы облагорожен только приречный участок, там, где во время Великой Отечественной войны проходила линия обороны Ленинграда — Кировский вал. Вдоль него посадили 900 берёз, которые символизируют девятисотдневную защиту города. Эта аллея Славы пересекает парк и соединяет памятные обелиски на Петергофском шоссе и проспекте Маршала Жукова.

В результате проводимых в восточной части этого участка в 1992 году археологических раскопок были выявлены фундаменты усадьбы, выделенной из царского имения в 1719 году. До 1941 от неё сохранялись лишь флигели.

Источник
Адреса Петербурга №23/35. Н.Мурашова. Усадьба Лигово.

Фрагмент из книги "Петергофская першпектива"

Вслед за больницею на 11-ой версте, известной под именем «Больницы всех скорбящих», наше внимание должно быть обращено на станцию Лигово. Здесь в Елизаветинское время было придворное село Лига. В 1755 году вызывались «желающие вновь построить казенную мельницу, мельничный амбар и шлюзы».

Кроме мельницы, в деревне Лиге были, видимо, довольно большие фруктовые сады, по крайней мере, мы находили такие данные в 1759 году: «В дворцовой деревне Лиге, лежащей по Петергофской дороге, желающим взять на откуп казенные сады на 5 лет и дать больше 114 рублей в год с яблоками про дворцовые расходы более 10000 на каждый год, могут явиться в дворцовой конторе». Мельница, построенная в Лигове в 1755 году, перестраивалась впоследствии и была доходной статьею еще в первой четверти XIX века, по крайней мере в 1821 году арендатор этой мельницы давал о ней следующие сведения: «Нижеподписавшийся владетель Лиговской мельницы, по Петергофской дороге на 10 версте извещает почтенную публику, что мельница его теперь находится в лучшем состоянии и что на ней принимаются всякого рода сукна для валяния, мытия, равно как и всякого рода рожь и перловая крупа, также можно отдавать и крепостных для обучения сукновалянию. Там отдается и большой каменный двухэтажный дом, заключающий 30 чистых комнат, с сараями, конюшнями, ледниками и садом, в коем есть аллеи и пруды. Дом сей, по приятному своему местоположению, весьма удобен для жительства».

В Екатерининские дни дворцовая деревня Лигово была пожалована князю Григорию Григорьевичу Орлову, который здесь выстроил себе двухэтажный дворец, в настоящее время приходящий в полный упадок.

Князь Григорий Орлов завел в Лигове большое хозяйство: «в вотчине его светлости князя Григория Григорьевича Орлова, — читаем мы в 1779 году, — в мызе Лигово продается рожь, до несколько тысяч четвертей по 3 рубля четверть». В своем саду по берегу речки Лиговка князь сажал особой породы ветлы, часть коих сохранилась и до нашего времени. По смерти князя Лигово досталось побочной его дочери Наталии, по фамилии Алексеевой, вышедшей впоследствии за графа Ф. Ф. Буксгевдена. Заботы графа об имении выразились только в том, что в 1769 г. перестроил существовавшую в Лигове часовню в каменную церковь во имя св. Адриана и Наталии; сам граф, видимо, на этой мызе не жил, и она сдавалась желающим провести лето недалеко от Петербурга.

В 1840 году Лигово еще раз переменило владельца, оно перешло к другому графу Григорию Григорьевичу Кушелеву, который стал продолжать в этом имении сельскохозяйственные опыты, начатые здесь князем Гр. Орловым; у Кушелева для этих опытов был приглашен англичанин, член вольно-экономического общества, Захар Захарович Маклотлин. Впечатление от этого имения описывалось в 1848 году следующим образом: «Тут русская усовершенствованная деревня вблизи города, тут подпетербургское хозяйство с искусственными лугами, напоминающими Англию или Фландрию, тут поля с необычными хлебами, картофель в изобилии не в грядах, а в поле и на полях. Русские мужички и русские хорошо выдержанные лошади, кормленные овсом, а отнюдь не соломою с крыши, работают усовершенствованными орудиями по всем законам современной рациональной агрономии». Вот еще некоторые любопытные подробности из ведения хозяйства в Лигове: «В центре мызы я увидал красивое нововыстроенное здание с зеленою бумажною крышею — семенной магазин, а перед ним разбиты куртины, засеянные разными растениями, разводимыми тут для пробы, а вблизи его имеются образцовые поля, где на отдельных полосах шириною в 2 сажени, длиною в 60 сажен растут все полевые растения, разводимые в Лигове, против каждой полосы на образцовом поле столбик с дощечкою, с надписью названия растения. Это просто энциклопедический на случай репертуар всего Лиговского хозяйства, избавляющий проводников от необходимости ходить по всем полям, из коих некоторые находятся в довольно отдаленных местах». Но в конечном результате попытка завести в Лигове рациональное хозяйство кончилась тем же, чем обыкновенно кончались все подобные затеи бар русской действительности крепостного времени — некоторое время тратились изрядные суммы, держался управляющий из иностранцев, а затем переставали давать деньги, управляющий уезжал, и имение или продавалось, или, придя в упадок, влачилось, как говорят, через пень и колоду. И Лигово в конце концов из имения Екатерининского любимца и имения просвещенного крепостника Кушелева превратилось в обычную пригородную дачную местность, отличающуюся всеми недостатками, свойственными подобным дачам.

Источник

П.Н. Столпянский. «Петергофская першпектива». Историко-художественный очерк. Государственное издательство. Санкт-Питер-Бурх, 1923 г.



  • Другие усадьбы Лигова -- Продолжение истории загородных усадеб

  • Мобильная версияМоя ПочтаФорум Поиск

    Рейтинг@Mail.ru