История

2016/11/09

Обновления

фон Бландов
Фильм про Лигово
Изнанка грота
План 1916 г.
Поляна в квадратах
ВСЕ НОВОСТИ

Приморские дворы в Лигове

Нумерация дворов соответствует "карте окрестностей Санктпетербурга" 1831 г. (Шуберт)

Дача Кошелева (уч. № 80)

Названия: дача Любомирской/ трактир "Привал"/ дача Кашкова

Владельцы: Кошелев Ир.М./ Кожин Л.И./ Любомирская Е.Н../ Кашков В.А.

Первый владелец загородного двора - Кошелев, Иродион Михайлович (р. 1683 ум. 1760) — генерал-поручик, шталмейстер (1724—1738). Вторая жена - Маргарита Ивановна Глюк, шесть детей. Кто-то из сыновей владел дачей после 1760 года.

На карте 1817 года двор №80 приписан "Кожину". Это был Кожин Л. И.

При Александре I дачей владела княгиня Любомирская - Екатерина Николаевна Толстая (1789—1870), которая воспитывалась вблизи двора, пользовалась постоянным вниманием и расположением императрицы Елизаветы Алексеевны, вращалась в обществ графини В. Н. Головиной и её дочерей.

Последний перед революцией владелец - Кашков В.А. По описи 1862 года - 2 двора, 6 мужчин, 7 женщин.

Спрямлённый проспект Маршала Жукова прошел по фундаментам восточного участка (№80).

Дача Шепелёва (уч. № 81)

Названия: дача Шепелева/ Шепелевский пруд/ дача Позена/ Позинский парк

Владельцы: часть Лигово/ Шепелев П.А./ Позен М.П./ часть Лигово

"В 1798 году загородный двор с пристройками, парком и прудом у развилки Петергофской и Красносельской дорог, у Ф. Ф. Буксгевдена купил генерал П. А. Шепелёв в возрасте 61 года." Были объединены два участка (№80 и №81), которые образовали участок клиновидной формы, острый у берега и расширяющийся к материку из-за поворота Петергофской дороги после Привала. Через участок проходило начало старой Красносельской дороги, с востока он граничил с имением Шереметева, с запада была деревня Лигова и имение Буксгевденов.

Около 1829 дачу приобретает советник Позен. Часто эту дачу называют "Позенской", по фамилии статс-секретаря и тайного советника Николая I Позена Михаила Павловича. Он был непосредственным разработчиком крестьянской реформы, но как крупный помещик отстаивал консервативные взгляды на реформу. После этой реформы передовое хозяйство Кушелевых пришло в упадок. В Лигово существовало название "Позинский парк".

Пруд позенской (шепелевской) дачи сохранился в начале Дудергофского коллектора (перед плотиной), господский дом с флигелями и службами стоял над прудом на кромке глинта. На месте господского дома сейчас холм из кирпичей.

Лиговское имение (уч. №82)

История мызы Лигово

Дача Олсуфьева (уч. №83)

Владельцы: дьяк Войнов/ полковник Венцель/ фон Бландов М.М./

Ближайшим с запада приморским двором к государевой деревне Лиге был двор дьяка Михаила Воинова.

В 1714 владельцем стал Василий Димитриевич Олсуфьев, обер-гофмейстер Двора императрицы Екатерины Первой. Его жена Эвва Голендер, шведка по происхождению, овдовев в 1728 году, через некоторое время вышла замуж за полковника Якоба Венцеля, который стал воспитателем для детей Олсуфьева - Адама и Анны. Адам Васильевич стал владельцем во второй половине 18 века.

В 1789 участок покупает немецкий предприниматель М.М. фон Бландов и стал активно разводить сады и прогрессивные оранжереи (теплицы) с разными фруктами. А в 1844 году дачу присоединяет к имению Лигово Григорий Кушелев и продолжает дело Бландова по развитию и адаптации плодовых, овощей и злаковых.

Дача Ададурова (уч. №84)

Названия: мыза Голицыной/ Рексова дача/ дача Козодавлева/ дача Щербатовой/ дача Бутурлиной/ дача Куна/ Фаворито/ дача Дернова/ Урицкая больница

В начале 18 века мызой владел адмиралтейский комиссар Яков Иванович Ададуров (Ододуров) (род. 1677). Здесь был построен загородный двор, на верхней террасе вырыт пруд. В 1737 г. имение было продано обер-гофмейстерине княгине Татьяне Борисовне Голицыной, сестре А.Б. Куракина. После её смерти в 1757 г. дача перешла её племяннику Б.-Л. А. Куракину, который присоединил дачу к своей, соседней с запада. Голицынскую усадьбу Куракин и его потомки чаще всего сдавали внаём. В "Санкт-Петербургских ведомостях" упоминаются арендаторы Исаков Николай (1764-66), Швеинов Никифор (1767-69), Варламов Василий (1770-71).

В 1786 участок купил английский купец Тимофей Рекс. План 1789 г. демонстрирует нам композицию их усадьбы в этот период: вместо первоначально спускавшейся со склона дороги появились ступенчатые террасы с двумя аллеями по сторонам, а также новый каменный трёхэтажный господский дом с расположенным к западу от него зданием служб. Этот дом в стиле классицизма, с большой верандой на южном фасаде, сохранился еще в 1930-х гг. Его местоположение легко определить: в этом месте улица Авангардная, в 18-19 вв. - осевая просека усадебного ансамбля, выходит к склону террасы.

В 1805 г. дачу купил сенатор Осип Козодавлев.

Около 1820 г. дачей владеет егерь Сергей Щербатов и его жена княгиня Анна Щербатова, в орестных лесах и приморских камышах часто устраиваются охоты для высокопоставленных особ. В 1830-е гг. дача перешла их дочери Елизавете Бутурлиной, жене миллионера генерала Николая Бутурлина. В это время на даче уже существовал, разбитый на нижней террасе, пейзажный сад, фруктовый сад и многочисленные службы к югу от господского дома.

В 1870-х годах усадьба была куплена дельцом С. А. Куном для устройства дачных наделов под названием "La Favorito". Через участок был прокопан отводной канал, защищающий озеро и плотину от паводков, сливая излишки воды в дренажные канавы в районе нижнего пруда бывшего птичника.

В 1899 году земля была куплена землевладельцем Иваном Дерновым. Старый усадебный дом Рекса сохранялся до Великой Отечественной войны. В 1930-х годах в здании размещалась больница. Ныне по его фундаментам прошла Авангардная улица.

Посольская дача (уч. №85)

Названия: мыза Куракина/ дача Паниной/ дача Нейбова/ дача Лапотниковой

Приморский двор был пожалован лейцб-гвардии Преображенского полка, выдающемуся инженеру-фортификатору, Василию Дмитриевичу Корчмину, с именем которого легенда связывает название Васильевского острова. Однако в 1719 году усадьба уже принадлежала дворцовому священнику Иоанну Хрисанфовичу Битке, любимому партнеру Петра Первого по игре в шахматы, его спутнику в заграничном путешествии 1716-17 гг. Впоследствии дача перешла к его сыну, секретарю соляной конторы Роману Биткину, у которого в 1730 г. была конфискована... и в 1732 году именным указом пожалована князю Александру Борисовичу Куракину (старшему), обер-шталмейстеру.

В 1745 году в усадьбе был возведен новый господский дом. Дом был деревянным. С двумя каменными флигелями. Регулярный сад располагался за домом. К дому прилегали сад и орнажерея, фонтан, похожий на версальский, конюшня, сараи, погреба и кухня. был и второй дом - тоже деревянный с флигелями. На нижней террасе - большой пруд с островом. После смерти мужа дача перешла во владение Александры Ивановны Паниной.

Приведем цитату из записок академика Якова Штелина о событиях екатерининской революции 1762 года.

«В 11 часов въехала в Петергоф ее величество императрица, верхом, в гвардейском мундире, в сопровождении точно так же одетой княгини Катерины Романовны Дашковой и конно-гвардейского полка. Накануне вечером она выступила из Петербурга со всем войском и после полуночи отдыхала несколько часов в Красном Кабачке. В Петергофе ее приветствовали тройным ура несколько тысяч солдат, крикам которых вторил гром выстрелов из расставленных на плане пушек.

Тотчас по приезде ее величества гг. Григорий Орлов и генерал-майор Измайлов были отправлены в Ораниенбаум за императором. В 1 часу они привезли его в Петергоф в карете и высадили в правом дворцовом флигеле. Здесь он изъявил согласие на все, что от него потребовали. Под вечер его отправили в Ропшу, загородный дворец между Петергофом и Гостилицами, а ее величество императрица выехала из Петергофа в 9 часов вечера, провела ночь на половине дороги, на даче князя Куракина, и в следующий день около полудня имела торжественный въезд в Петербург.»
[Я. Я. Штелин. Записка о последних днях царствования Петра III. Из книги "Путь к трону. История дворцового переворота 28 июня 1762 года" М., 1997]

В 1786 дача была продана Куракиными английскому купцу Нейбову. В 1838 году её владелицей стала купчиха 2-й гилидии Анна Панфиловна Лапотникова (ок. 1810 г.р.), потомкам которой (сыновья Александр Алексеевич и Иван Алексеевич) дача принадлежала до конца 19 века. В 1899 году дача, как и соседнее имение Куна, была продана, и на ее территории возник дачный поселок "Новые места в Лигове", позже (1913) переименованный в Романовский посёлок.

Сейчас по земле Посольской дачи проходит улица Партизана Германа с широкими тротуарами. Господский дом усадьбы стоял на перекрёстке с улицей Чекистов. Усадебный пруд просуществовал до конца 1960-х годов, когда улица П. Германа была продолжена до проспекта Стачек.

Маврино (уч. №86)

Названия: Меерская/ Морская/ Шувалова/ Моврино/ Золотая/ Амбульеровка/ дача Вейкард/ дача Фанстиль/ дача Лобанова/ дача Вакуловского-Дощинского/ дача Моля

Следующая за куракинскими приморская дача в 1714 г. принадлежала капитан-поручику Науму Акимовичу Синявину, деятельному помощнику Петра I по организации русского флота, не раз принимавшему суда за границей, впоследствии главному командиру над галерным флотом и вице-адмиралу. Однако в 1719 г. дача числилась за капитаном Петром Тарбеевым. Здесь уже имелась усадьба, а в 1721 г. строится новый господский дом с мезонином, вероятно, по «образцовому» проекту.

В 1730-1740-х гг. дача принадлежала английскому купцу Герману Мейеру. 1732 г. его здесь посетила императрица Анна Иоанновна. Однако в 1745 г. владелец дачи содержался под караулом, а дачу нанимал купец Штегельман.

Вероятно, в конце 1740-х или начале 1750-х гг. усадьба была пожалована императрицей Елизаветой графу Петру Ивановичу Шувалову (он в это время уже имел участок близ Красного Кабачка). Новое имение он назвал по имени своей супруги Мавры Егоровны, урожденной Шепелёвой, «Маврино». Кроме того, известно еще несколько названий мызы — она именовалась Меерской, Морской, а позже, в 1770-х, Золотой.

В 1757 г. Шувалов построил здесь новый усадебный дом, правда очень скромный, деревянный, на высоком каменном подвале; галерею вдоль Петергофской дороги, пруд, куда были пущены окуни и караси. План 1777 г. хорошее представление о композиции усадьбы: в ее западной части находился старый, принадлежавший Тарбееву «приморский двор» с маленьким прудом на нижней террасе, а в восточной - новый ансамбль с садом, большим нижним прудом. Талантливому зодчему Кокоринову покровительствовал двоюродный брат владельца, фаворит императрицы и основатель московского университета, И. И. Шувалов. Возможно, именно Кокоринов и спроектировал дворец в Маврине.

Шуваловы отличались большим хлебосольством, и в данный период усадьба редко пустовала. Правда хозяева делили отдых между Маврино и Бобровым (Подмосковье). А во время своих знаменитых шествий на богомолье в Троице-Сергиевскую пустынь (Петергофское шоссе, 15) останавливалась Елизавета Петровна.

После смерти Петра Ивановича, дача перешла сыну Андрею Петровичу, а затем досталась дочери последнего, Александре Андреевне, супруге австрийского посла. После смерти семейного врача Шуваловых Георга Николаевича Вейкарда в 1810 г. дача была подарена Дидрихштейнами супруге врача Марии Карловне Амбургер, а в 1830-1860-е гг. ею владел её сын, статский советник Егор Егорович Вейкард (Вейкарт).

К этому времени композиция усадьбы изменилась: шуваловского дома уже не существовало, на месте петровской появилась новая усадьба. Она, равно как и примыкавший к ней с востока сад, была развернута под углом к границам дачи соответственно скошенной здесь бровке террасы. Вообще планировка ядра имения имела не строгий осевой, а странный «зигзагообразный характер. В южной части дачи, вдоль центральной просеки, располагалась небольшая деревня Егоровка из 5 дворов.

В 1869 г. дача перешла действительной статской советнице Марии Николаевне Фанстиль (урожд. Поггенполь), племяннице Егора Вейкарда, которая владела ею, по крайней мере, до 1896 г. Затем имение перешло в руки некоего А.В. Лобанова, а на рубеже 19-20 вв. — генерал-лейтенанта А.А. Вакуловского-Дощинского. К этому времени вся южная часть имения была отмежевана крестьянам деревни Егоровки и впоследствии вошла в состав дачного поселка Лигово.

Последним владельцем Маврина являлся бельгийский подданный Шарль-Фердинанд ван Моль. В 1906 г. был составлен проект разбивки этого владения на дачные участки, в начале 1910-х гг. перешедшие в собственность акционерного общества «Строитель». Проектируемый городок получил название «Фаворито», заимствованное у близлежащего бывшего имения Куна. Часть поселка должна была располагаться на нижней террасе, причем до залива предполагалось провести канал и устроить гавань. В целом проект осуществиться не успел. Было освоено лишь несколько участков рядом с усадьбой, которая сохранялась еще до войны. Она находилась в месте схождения 1-го и 2-го корпусов дома № 6 по улице Добровольцев.

Усадебный дом полностью сгорел в 1890 году. В огне погибли многие ценные письма, документы и памятные вещи еще со времен Мавры Егоровны Шуваловой. К началу 20 века от усадьбы остались только вновь построенный на старом фундаменте деревянный дом, пруд у Петергофского шоссе, металлический ажурный мостик, который вел с террасы к островку в центре пруда, и несколько старых деревьев.

Во время Отечественной войны вся усадьба сгорела. От нее не осталось абсолютно ничего. Потомок Мавры Егоровны Шуваловой жил в Ленинграде – ленинградский краевед Н. В. Благово.

Деревня Егоровка (уч. №86)

Названия: Hiivala/ Хийвала/ Георгиевка / Амбульеровка

Как отмечает историк-краевед Н. Паравян, в состав Ивановского имения входила также небольшая деревня Егоровка, или Георгиевка, населенная вепсами – одним из коренных народов северо-западных земель. Тогда деревня называлась Хийвала (Hiivala). Дворы располагались вдоль центральной просеки имения, которая, возможно, в середине 18 века называлась Морской улицей от фамилии купца Меера, позже стала улицей Раевского (Дзержинского). Сейчас эта площадь деревни занята поликлиниками, телефонной станцией, общежитием, кинотеатром, мемориалом, проспектом Ветеранов и домами 130 и 136. К западу от деревенских домов тянулись огороды. От середины деревни на восток до Лиговского пруда шла дорога, позже в дачном посёлке называемая Егоровским переулком.

Предположительно, русское название деревни "Егоровка" происходит от имени Георга (Егора) Вейкарда, семейного доктора Шуваловых.

Деревня Егоровка была уничтожена в ходе боев в годы Великой Отечественной войны и впоследствии не восстанавливалась. К началу войны было около 30 домов, почти все население - финны.

Между улицами Ново Ивановской, Шеферской и Герлемановской (ныне - между Добровольцев, Отважных и пр. Ветеранов) на месте небольшого деревенского кладбища при деревне Егоровка со временем сформировалось Преображенское православное кладбище с большим количеством красивых надгробий из мрамора и гранита. Впоследствии оно стало городским кладбищем Урицка. Военное время добавило несколько братских могил вдоль южной границы кладбища. При новом строительстве многоэтажек в начале 1970-х годов старое кладбище было срыто и на его месте разбили нынешний сквер западнее кинотеатра "Рубеж". О могилах напоминает только мемориал из ряда стел из серого гранита с именами захороненных в братских могилах.

Соломенка (уч. №87)

Буксгевдина/ Буксгевденская колония/ Buxhoewdener Kolonie/ Колониставо/ Ligowo Kolonie/ Немецкая колония/ Шеферская улица/ Schaeffer/ Герлемановская улица/ Herlemann/ Bauer/ Hemke/ Iksti/ Лютеранское кладбище/ Трамвайная остановка "Соломенка"

Немецкая колония Саломина была основана в 1828 г. на земле, купленной за свои деньги (не за казенные) выходцами из колонии Средняя Рогатка (также "Колония 22" - 22 семьи из Гессен-Дармштадта). Были отмежеваны два участка шириной около 50 саженей (по 100 м) на правом берегу Ивановского ручья. В 1830-х годах и до конца столетия восточный участок принадлежал семейству Шеферов (Schaeffer), западный – Бауеров (Bauer) и Герлеманов (Herlemann). В 1865 г. на каждом из участков было по 10 "немецких" двухэтажных белых домов с балконами под черепичными крышами и по постоялому двору (эти дворы-герберы располагались к северу от шоссе) с трактирами для путников. Около моста через Ивановку стоял Желтый кабачок (или "Золотой"), а около моста через Лиговку - Соломенный кабачок. Колонисты занимались в основном огородничеством (специализируясь на выращивании клубники), молочным животноводством и дачным промыслом.

Подавляющее большинство колоний-выселков было основано самими колонистами, без участия государственной власти, на купленной или арендованной земле: Гражданка (1827), Соломина, или Буксгевден (1828), Овцыно (1832), Поселок Шефферов (1836), Поселок Берчей (1838), Красненка (1838), Янино (1853), Безбородкино или Уткина Заводь (1856), Приютино (1857), Ковалёво (1860). Мощный импульс процессу образования дочерних колоний был придан аграрными преобразованиями 1860-х гг. Число поселений, основанных на купленных землях, росло из года в год: Каменка (1865), Фарфоровая (1865), Ручьи (1865), Пискаревка (1865), Ново-Парголово, или Шувалово (1868), Малая колония у Средней Рогатки {1868 или 1875), Ново-Александровская (1872), Веселый Поселок (1880), колония возле д. Мурино (1889 или 1895), Широкие Места (1895), Волкове (1892). К нач. 20 в. на территории С.-Петербургской губ. насчитывалось ок. 40 нем. селений.

С конца 18 в существовало кладбище колонистов на правом берегу ручья с часовней, со склепами и высокими гранитными крестами. Часовня сохранялась до конца 50-х годов 20 века и была разобрана из-за крайней ветхости. Надгробные плиты сохранялись вплоть до 1988 года. Вот и все, что осталось от слободки колонистов.

Долгое время с 1990-х годов на месте слободки была заброшенная территория с недостроенным домом, пока в 2014 не был построен новый 25-этажный жилой дом.

Царское имение Ивановское (уч. №87)

Haapajoki, Vahvia, Vahviaisi, Vahvijoki/ Иоановское село/ д.Старо-Ивановская/ Ивановский дворец/ д.Ново-Ивановская/ д.Ивановка, Ivanovka, Iwanowka

В 1714 при распределении земель вдоль Петергофской дороги был выделен участок вдоль шоссе 200 сажен (почти 400 м) для царицы Прасковьи Федоровны, вдовы царя Иоанна V Алексеевича, матери императрицы Анны Иоанновны. Первоначально с запада к этой даче примыкал участок брата царицы кравчего В.Ф. Салтыкова. Однако вскоре этот земельный участок был присоединен к участку Прасковьи Фёдоровны, а Салтыкову было выделено другое место, близ Стрельны. Ширина участка стала почти километр (от ул. Партизана Германа до ул. Тамбасова).

В честь покойного супруга царицы имение с устроенной на западном берегу ручья усадьбой было названо Ивановским. Кроме того, Ивановской была названа новая деревня, устроенная выше по течению реки в версте от усадьбы, где поселили русских крестьян из Измайлово. По переписи 1862 года там было 18 дворов. Также на территории имения оказалась старая ижорская деревня Vahvia (Vahviaisi, Vahvijoki).

Ивановский дворец на Петергофской дороге. Чертеж 1730-х гг.

Деревянный Ивановский дворец по меркам петровского времени был большим – одних парадных комнат - «светлиц» в нем было девять. На дошедших до нас чертежах изображено двухэтажное здание с одноэтажными боковыми частями, вытянутое вдоль бровки террасы, колонны несли балкон во всю ширину 2-го этажа. Дом стоял на обнесенной балюстрадой террасе, с обеих сторон которой возвышались восьмигранные двухъярусные беседки - люстгаузы. Рядом находились большой фруктовый сад и скотный двор. В русле реки с помощью плотины был образован пруд, на котором впоследствии устроили мельницу.

В 1723 году Прасковья Федоровна скончалась, и имение перешло к её младшей дочери, царевне Прасковье Иоанновне. После смерти Прасковьи в 1731 имение было пожаловано старшей дочери царицы, Екатерине Иоанновне герцогине Мекленбург-Шверинской, которая умерла в 1733, после чего имение было отписано в дворцовое ведомство.

В 1737 г. императрица Анна Иоанновна приказала отремонтировать обветшавший дворец и «привести в прежнее состояние». Работа была поручена архитектору И.Я. Бланку, который предложил дворец разобрать и перестроить вновь, что и произвели в 1738 г. В Ивановском дворце часто останавливалась и обедала во время поездок в Петергоф императрица Елизавета Петровна.

В 1765 году Екатерина II вместе с лифляндскими землями и замком Лоде подарила Ивановскую мызу фавориту Г. Г. Орлову. Ивановское оставалось в составе лиговских земель и при их следующих владельцах - Буксгевденах и Кушелёвых, однако от него были отмежеваны участки для немецких колонистов. Это селение получило название Буксгевденская колония Соломенка. В последний раз мы находим изображение дворца на плане 1777 г. К этому времени плотины с мельницей и сада уже не существовало.

В 1860-х годах после освобождения крестьян к северу от Ивановской появилась ещё одна деревня. Деревни стали называть Старо-Ивановской и Ново-Ивановской. Обе они лежали на Ивановской дороге (ул. Старо-Ивановская, нынешняя ул. Здоровцева), проходящей вдоль правого русла ручья . Старо-Ивановская тянулась от д.25 по Здоровцева до д.129 по Ветеранов, на месте Ново-Ивановской сейчас стоят общежития Технологического университета, дома № 10, 12 и 14 по улице Здоровцева. Рядом с Ивановской дорогой севернее Ново-Ивановской образовалось православное кладбище (между домами 26 и 28 по ул.Чекистов).

Береговую полосу усадьбы Маврино, дач колонистов и Ивановского имения занимает сейчас Южно-Приморский парк.

Мобильная версияМоя ПочтаФорум Поиск

Рейтинг@Mail.ru