Люди

2017/03/26

Обновления

фон Бландов
Фильм про Лигово
Изнанка грота
План 1916 г.
Поляна в квадратах
ВСЕ НОВОСТИ
Владельцы Лиговской мызы
Владельцы других мыз
Землевладельцы дачных мест
Лиговские знаменитости
Деятели Лигова
Жители и дачники


Владельцы Лиговской мызы

С 1624 по 1634. Юхан Шютте, губернатор

Юхан Бенгтсон Шютте /Johan Bengtsson Skytte (1577 - 1645), барон, шведский политик, профессор, ученый, основатель Тартусского университета.

Получив образование в нескольких университетах Германии, Юхан Шютте (Johan Bengtsson Skytte) стал одним из образованнейших людей 17 века. В награду за обучение детей Шведского короля Карла IX, в частности, принца Густава Адольфа (будущего короля), получил дворянство и сменил фамилию Шреддаре (Skraddare) на дворянскую фамилию своей матери - Шютте (Skytte). После заключения Столбовского мирного договора (1617), когда земли Ингрии, Ливонии и Карелии стали шведскими провинциями, в 1624 году Юхан Шютте в благодарность от короля получил в ленную вотчину земли южного побережья Финского залива и титул барона Дудергофского (af Duderhoff). Ему принадлежали обширные поместья - Дудергоф и Стрелингоф.

Через пять лет (1629) он становится вторым после Карла Гюлленхельма генерал-губернатором обширнейшей территории: Ингерманландии, Лифляндии (Ливонии) и Карелии. Создает новое управление в этих провинциях, организовывает учреждения юстиции и церковные приходы по шведскому образцу. Уделяет большое внимание внешней торговле и уменьшению таможенной пошлины. В это время появилось много новых городов, в основном в устьях рек вдоль морского побережья.

В 1630-х годах Иоганн Шютте основал на высоком морском берегу в устье полноводной реки Стрельна свою баронскую усадьбу с прудом, водяной мельницей, пристанью, садом, оранжереями и небольшой домовой церковью и назвал ее по тогдашней немецкой моде: Strelina Hoff. Потом это название трансформировалось в Стрелингоф.

С 1714 по 1724. Пётр I Алексеевич, царь

В 1710 году Петр I принимает решение о благоустройстве южного берега Финского залива в связи со строительством дороги, соединяющей Петербург с летней царской резиденцией в Петергофе. Для этой цели береговая полоса залива была разбита на участки, которые царь раздавал своим приближенным, обязывая их строить "приморские дворы" вдоль новой Петергофской дороги. И когда в 1710 г. комиссия Шаховского разбивала берег залива на участки под строительство «приморских дворов», Лигово упоминается в военном рапорте: «Два батальона стоят на Красном кабачке, а другие два батальона на кабачке Лигове около его в деревнях же».

Сама же деревня Лига осталась записанной за Петром I. В 1714—1715 годах Петр I повелел создать здесь царскую мызу. Назначение ее было чисто хозяйственным — молочная ферма, огороды. В районе деревни Лиги царь бывал неоднократно, а в январе 1716 года написал в указе "о достройке плотины у лиговской деревни", царский указ был выполнен, плотина возведена, в результате естественного притока реки образовался Лиговской пруд.

Царское Лиговское имение, первоначально состоявшее из шести «мест», после выделения из имения дачи Шепелева (на изломе дороги его участок напоминал клин) сократилось до пяти "мест".

27 октября 1717 г. Петр I в сопровождении А.Д. Меншикова «изволил ездить смотреть мельницы, которая недалече от Воинова двора...» (приморский двор дьяка М. Воинова граничил с Лиговом с запада). К 1719 г. на царской мызе существовали скотный и солодовый дворы, а также 23 двора дворцовых служащих, которыми управлял мызник Григорий Бобрик. В штате в 1725 г. был подключник, 4 огородника, конюх и солодовник.

С 1741 по 1761. Елизавета I Петровна, царица

На картах 1730-х годов показаны две слободы — Садовники на восточном берегу реки и прежняя Лихала, а также вновь возникшая «чухонская» деревня Новое Лигово у старого "шведского кабачка" на Нарвской дороге.

В слободе Садовники жили придворные садовники Елизаветы Петровны, привезенные из Москвы. Впоследствии крестьяне слободы стали крепостными Орлова и Буксгевдена. В это время имение использовалось в основном в хозяйственных целях: здесь были большие фруктовые сады. Позже в 1755 году на озере у плотины построили водяную мельницу, выполняющую заказы на помол зерна и суконно-валяльные работы. Специального дома для остановок императорских особ, вероятно, не существовало. "Елизавета Петровна в 1743 г. соизволила остановиться в Лиговой мызе в поставленных шатрах".

С 1762 по 1765. Екатерина II Алексеевна, императрица

В 1765 году Екатерина II пожаловала 27-летнему гвардейскому офицеру Григорию Григорьевичу Орлову обширные поместья, в которые входила деревня Лигово. Императрица часто посещала имение своего фаворита, о чем поэт В. П. Петров поведал миру в торжественных виршах под названием: «На мызу Его Сиятельства Графа Григория Григорьевича Орлова, называемую Лигово, где Ее Императорское Величество в проезд свой из Сарского Села до Ораниенбаума в провождении многих придворных особ кушать изволила»

В том же 1765 году по инициативе Императрицы в Петербурге создается Вольно-экономическое общество, назначением которого было "изыскание средств и методов улучшения и поднятия доходности сельского хозяйства", а, следовательно, и государственной казны. С тех пор до середины XIX века лиговские поля становятся своеобразными опытными участками для выращивания урожайных сортов сельскохозяйственных культур.

С 1765 по 1783. Орлов Григорий, князь

Григории Григорьевич Орлов (1734 - 1783) долго оставался невенчанным мужем (фаворитом) Екатерины II. После первой интриги со Станиславом Понятовским (будущим королем Польши) Екатерина обратила свой еще княжеский взор на «самого привлекательного мужчину» в 1758 году после шумной интриги с Еленой Куракиной, любовницей Петра Шувалова. От этой интриги Елена Степановна родила двух девочек, Наталию и Елизавету, которых отдали в семью полковника Алексеева. А позже Екатерина Алексеевна родила сына Алексея Бобринского (р.1762).

Близость Григория Орлова к Екатерине Алексеевне поставила братьев Орловых во главе переворота 28 июня 1762. Во время коронационных торжеств Григорий был главным распорядителем. Став одним из первых сановников государства, Орлов пытался восполнить пробелы в своем образовании, интересовался естественными науками; покровительствовал М. В. Ломоносову, состоял в переписке с Ж.-Ж. Руссо. Граф Г. Г. Орлов - один из основателей Вольного экономического общества и первый выборный его председатель (с июня 1765). Участвовал в Комиссии по составлению проекта нового Уложения. Занимался вопросом улучшения быта крестьян. В своих имениях производил опыты посева трав, занимался селекцией корнеплодов, любил выращивать вязы по берегам прудов своего имения.

Орлов был одним из самых ранних пропагандистов идеи славянофильской эмансипации христиан против османского ига. В 1772 Орлов был послан на мирный конгресс в Фокшаны, созванный с целью прекращения русско-турецкой войны. После неудачного завершения конгресса Орлову было предложено подать в отставку. Вместе с тем императрица предложила ему ряд уступок и наград, которые были изложены в 14 пунктах (в т.ч. обратить в пенсию получаемое Орловым жалованье, разрешение жить во всех городах империи, кроме Санкт-Петербурга, самому выбрать 10 тыс. душ крестьян, где пожелает, отдать ему строящийся у Троицкой пристани "мраморный" дворец с внутренним убранством в вечное и потомственное владение и др.). В начале января 1773 Орлов уехал в свой замок Лоде в Лифляндии, но в марте вернулся в Санкт-Петербург, явился ко двору и был принят императрицей. В рескрипте 21.5.1773 императрица поручала Орлову снова приступить к выполнению лежавших на нем ранее обязанностей. Но с возвышением Г.А. Потёмкина (1774) Орлов окончательно утратил значение при дворе. В начале 1775 уехал за границу, жил в Австрии, Италии, Англии.

«Летом 1776 г. говорили в светских кругах, что Е. Н. Зиновьева была беременна от кн. Орлова, что он назначил ей 100 т. р. и столько же драгоценными каменьями; но ей нужен был муж. В сентябре 1776 г. пошел слух, что Орлов собирается с Зиновьевой во Францию; в октябре говорили, что он женится, хотя церковь запрещала браки в такой степени родства. Карабанов свидетельствует, что дети их рождались мертвыми». [Списки П. Ф. Карабанова, Спб. 1872, стр. 32.]

5 июня 1777 43-летний Григорий обвенчался на своей юной кузине (двоюродной сестре) в церкви Вознесения Христа Копорского уезда Петербургской губернии. Общество негодовало, особенно в Москве. Дело о женитьбе и разводе разбиралось в Сенате, который постановил разлучить Григория Орлова с женою и заключить обоих в монастырь. Одновременно произошел резкий конфликт Орлова с Екатериной Второй, которая не хотела брать Зиновьеву в Царское Село. Императрица Екатерина кассировала постановление Сената и несмотря на негодование света и Синода, пожаловала княгиню Орлову статс-дамой, даровала ей свой портрет, и 22 сентября 1777 наградила орденом святой Екатерины и подарила множество подарков (как писал Корберон, «это вызвало большую сенсацию»). После этого пара отправилась на медовый месяц в Швейцарию. Затем они вернулись в Санкт-Петербург, где прожили 2 года, пока Екатерина не заболела и супруги не отправились вновь в Швейцарию, где она вскоре скончалась в 22-летнем возрасте.

После смерти жены (17.6.1782) скучал под Москвой в селе Нескучное. Сойдя с ума, князь умер 13 апреля 1783. Говорят, братья, видя его муки, поднесли яду...

С 1791 по 1808. Буксгевден Наталия Александровна, графиня

Буксгевден Наталия Александровна Алексеева Наталья Александровна (1758, С.П.б - 1808, замок Лоде), внебрачная дочь Григория Орлова. В книге "Русские портреты XVIII и XIX столетий" Великого Князя Николая Михайловича, вышедшей в 1908 году написано, что матерью Наталии стала любовница Григория Орлова Елена Степановна Апраксина. Плоды их любви, дочери Наталия и Елизавета были отданы на воспитание в семью полковника Александра Алексеева. Наталия и Елизавета - выпускницы Смольного института благородных девиц (Наталия - в первом выпуске 1764-1776).

Сразу после выпуска из института девица Наталия вышла замуж за 26-летнего адьютанта Орлова (1777) за Фридриха Буксгевдена. Свадьба была назначена на ноябрь 1776, но неприятная весть о смерти полковника Алексеева заставила перенести её на январь. Свадьбу справляли пышно в "Орловском" Мраморном дворце (он был еще немного не достроен). Знаменательно, что своего первенца Наталия назвала Григорием (1777-1778), жаль, что Григорий умер младенцем. У них было восемь детей, выжили пять: Софья Нелидова (1778-1829), Мария фон Майдель (1780-1837), Наталья Унгерн-Штернберг (1782-1857), граф Александр Фёдорович Буксгевден (1783-1837), граф Пётр Фёдорович Буксгевден (1793-1863).

По завещанию князя Григория Орлова Наталья Буксгевден унаследовала в 1791 мызу Лигово.

Наталия была близкой подругой Е. И. Нелидовой, тоже "смолянке", будущей фаворитки Павла I. Буксгевдены были обязаны ей как своим возвышением при дворе Павла I, так и постигшей их внезапной опалой. Графиня Буксгевден имела, по словам современника, «между многими хорошими свойствами одно дурное — высказывать все, что у нее было на уме». Последствием этого было совершенно неожиданное приказание 24 августа 1798 г. покинуть столицу в 48 часов. Графиня Буксгевден тотчас же выехала в Лигово, куда вскоре за ней последовал получивший отставку муж, после чего семейство Буксгевден переселилось в замок Лоде вместе с Нелидовой.

Графиня Н.А. Буксгевден скончалась в июле 1808 г. в замке Лоде; муж перевез ее тело в Лигово, где гроб ее можно было видеть до начала болокады Ленинграда в семейном склепе перестроенной графом Буксгевденом в ее память православной «буксгевденской церкви» в Старо-Паново. Три года до смерти императора в 1801 ссылку с ней разделяла и Нелидова, которая вступилась за императрицу, которую Павел хотел сослать в Холмогоры. Через три года 23 августа 1811 г. в замке Лоде скончался и генерал Федор Буксгевден, чье тело также было перевезено и захоронено в склепе Старопановской церкви, близ Петербурга. Кроме замка Лоде Буксгевдены владели другими поместьями: Магнусдаль, Magnusdahl на острове Моон (ныне - Muhu, Volla), и российскими имениями Лигово и Новолисино (усадьба Вонлярлярских в дер. Поги).

С 1791 по 1811. Буксгевден Фридрих Вильгельм, граф

Буксгевден Фёдор Фёдорович (Friedrich Wilhelm von Buxhoeveden), 14.9.1750, Магнусдаль (Volla), о. Моон (Muhu, Saaremaa) -- 23.8.1811, замок Лоде (Koluvere), граф (1795), генерал от инфантерии (1803). Сын дворянина Отто-Фридрих фон Буксгевден (1703-1754) от второго брака с Еленой-Шарлоттой фон Веймарн (1722-1776). Происходил из древнего нижнесаксонского рода, известного с конца 12 в. (от основателя Риги епископа Алберта), представители которого в 13 в. переселились в Ливонию.

Фридрих Вильгельм родился в многодетной семье ливонского феодала в родовом поместье Magnusdahl на острове Moon (ныне - Estonia, Saaremaa, Muhu, Volla). Окончил Артиллерийский и инженерный шляхетский кадетский корпус (1770). Кадетом принимал участие в русско-турецкой войне 1768—74, за отличие в бою под Бендерами произведён в инженер-прапорщики (1770). В 1771 при штурме Браилова дважды ранен, но остался на поле боя и вывел из строя 2 вражеских орудия. За этот подвиг удостоен военного ордена Св. Георгия 4-й ст.

С 1772 адъютант главного начальника артиллерии русской армии Григория Орлова. С 1783 командир Кексгольмского полка. Во время русско-шведской войны 1788—90 командир десантного отряда в составе Балтийского гребного флота. Отличился в Роченсальмском сражении 1789 при высадке десанта на остров Куцель-Мулим. За успешные действия руководимого им десанта награждён военным орденом Св. Георгия 3-й ст. и получил звание генерал-майора.

В польской кампании 1794 командовал пехотной дивизией. Под руководством А. В. Суворова во главе 4-й штурмовой колонны участвовал во взятии Праги. За отличие в бою награждён орденом Св. Владимира 2-й ст. и золотой шпагой с бриллиантами. Также Суворов доверяет Буксгевдену должности генерал-коменданта Варшавы и губернатора Польши. За руководство Польшей Буксгевден получил орден Св. Владимира 2-й ст. (1794), родовое поместье Магнусдаль на о. Муху, чин генерал-поручика, должность петербургского военного губернатора и был возведен в графское достоинство.

В 1797 был назначен вторым генерал-губернатором Петербурга, поскольку роль первого генерал-губернатора Павел I отвел наследнику – Великому князю Александру Павловичу, будущему царю Александру I. Правда, фактически всю реальную губернаторскую работу вел Ф.Ф. Буксгевден. Живет с семьёй в доме у Конногвардейского манежа (Ново-Исаакиевская ул., 4; ныне ул. Якубовича). Разработал «Устав столичного города Санкт-Петербурга». В нём был прописан институт нахт-вахтеров, эдаких ночных дружинников, выбираемых из числа жителей. Как приверженец суворовских традиций в армии, подвергся опале при Павле I и в 1798 уволен со службы. Получил приказ 24 августа 1798 г. покинуть столицу в 48 часов. Переезжает с семьёй в родовой замок Лоде, где прожил до своей смерти. Должность генерал-губернатора получает П.А. Пален, с которым Буксгевден сражался плечом к плечу при штурме Бендер. Вновь восстановлен в 1803 при Александре I и назначен инспектором войск Лифляндской инспекции и генерал-губернатором города Риги.

В русско-австро-французской войне 1805 командовал Волынской армией, направленной на усиление армии М. И. Кутузова. В Аустерлицком сражении 1805 командовал левым крылом русско-австрийской армии.

В русско-прусско-французской войне 1806—07 командовал пехотным корпусом, но вскоре вернулся к исполнению обязанностей генерал-губернатора Риги.

С началом русско-шведской войны 1808—09 главнокомандующий действующей армией в Финляндии. За умелое руководство войсками при взятии крепости Свеаборг награждён военным орденом Св. Георгия 2-й ст., а за успехи в первом периоде кампании — орденом Св. Андрея Первозванного.

После овладения Южной и Средней Финляндией, Аландскими островами Буксгевден заключил перемирие, которое не утвердил Александр I. С декабря 1808 в отставке.

Буксгевден как военачальник был сторонником манёвренных действий войск, управлял ими с излишней педантичностью, отличался крутым, независимым характером, способностью принимать смелые решения и настойчиво проводить их в жизнь.

За безупречную службу награждён также орденами Св. Владимира 1-й ст., Св. Александра Невского, Белого Орла, Св. Анны 1-й ст.

Жена с 1777 года - Алексеева Наталья Александровна (1758 - 1808).

Источники:

  1. Портрет из галереи "Открытки с репродукциями"


С 1811 по 1841 Буксгевден Петр Фёдорович, граф

Пётр Фёдорович Буксгевден (14.06.1792, Соколув, Польша - 20.01.1863, С.П.б) - самый младший сын Фёдора Фёдоровича Буксгевдена, граф, генерал-лейтенант, сенатор.

Часто приводится дата рождения - 1784 год. Это не правильно. Дело в том, что 28 ноября 1784 родился другой Пётр, но он не прожил и четырёх лет. Наш Пётр Фёдорович стал последним ребёнком у Фёдора и Наталии, самым младшим сыном. Поэтому ему и досталось имение Лигово. Так у них, у немцев (остзейцев) полагается.

Служил в лейб-гвардии Преображенском полку. Принимал участие во всех военных кампаниях первой трети XIX века, а в 1831 году перешёл на статскую службу в Министерство внутренних дел. С 1833 по 1840 дворяне Санкт-Петербургского уезда избирали его своим предводителем. В 1842 начальник 4 округа Корпуса жандармов (отвечавший за Малороссию).

От первой жены (с 1813) баронессы Анны-Аркадии Петровны Черкасовой (ум.1821,Париж) имел дочь Наталию (1817-1883) и сына Павла (1818-1855). Наталия с мужем Евгением Вонлярлярским (1812-1880) владели усадьбой в Новолисино с 1840. От второй жены (с 02.04.1823) княжны Агриппины Борисовны Черкасской (19.09.1801,СПб - 13.09.1861) имел двух сыновей (Сергей, Владимир) и двух дочерей (Софья, Александра). Сергей Петрович был статским советником. Баронесса Софья Буксгевден известна как фрейлина.

Согласно описанию Лигова конца 1830-х годов, помимо комплекса «большого усадебного дома с оранжереями», на месте особняка Г. Г. Орлова, на противоположной стороне пруда существовал «малый каменный дом с мебелью, огородом, садом и господским строением». Исправно действовала мельница: кроме муки здесь мололи крупы, валяли сукно.

С 1840 по 1855. Кушелёв Григорий Григорьевич, граф

Кушелёв Григорий Григорьевич (род. 9.3.1802, ум. 15.2.1855), граф, генерал-лейтенант. Второй сын графа Г. Г. Кушелёва (старшего), адмирала. Мать - Любовь Ильинична Безбородко

Григорий Кушелёв прапорщиком артиллеристом участвовал в войнах с Персией 1827 г., с Турцией 1828 г., произведен в капитаны. Посланный из-под Силистрии с донесениями в Петербург, назначен флигель-адъютантом к царю Николаю I. В 1831 г. произведен в полковники; в 1839 г. — в генерал-майоры с назначением в свиту Его Величества Николая I. В 1838 г. назначен вице-директором артиллерийского департамента, в 1840 — его директором, в 1846 — членом Военного совета.

Г. Г. Кушелёв в 1840 г. купил имение Лигово у графа Петра Буксгевдена за 211 429 рублей серебром. В это время имение включало 7 деревень — Лигово, Новую, Ново-Койрово, Сосновку, Ново Паново, Старо-Паново и Ивановскую с 347 душами крестьян. В 1844 г. он присоединил две соседние с востока и запада дачи по Петергофской дороге. Генерал задался целью превратить имение в образцовое загородное хозяйство, ферму. Он нанял управляющего - шотландца Захара Маклотлина. Ухоженные угодья с пасущимися стадами породистого английского, тирольского, холмогорского скота создавали великолепную панораму для усадебных ансамблей.

Похоронен в Троице-Сергиевской пустыни в 1855 году.

Церковь Григория Богослова ("Кушелевская"). На территории Свято-Троицкой Сергиевой приморской пустыни (Стрельна, Петербургское шоссе, д. 15) в 1857 г. на средства графини Екатерины Дмитриевны над могилой покойного графа Григория Григорьевича Кушелёва была построена каменная церковь в северо-восточной части монастыря. Проект каменной церкви в византийском стиле сделан известным архитектором А.И. Штакеншнейдером. Длина ее 11,5 саж (21,4 м), ширина 4,5 сажени (8,4 м). Храм освящен во имя святителя Григория Богослова 11 мая 1857 г. Роспись была доверена художнику Роману Федоровичу Виноградову. Работы по росписи продолжались до лета 1859 года. В церкви был двухъярусный иконостас (см. фото), образа которого написаны на золотом фоне. В центре храма – спуск в усыпальницу, облицованную белым мрамором.

После смерти графини Кушелёвой (которую захоронили рядом с мужем) о храме заботилась ее приемная дочь Мария Григорьевна маркиза Инконтри, эмигрировавшая во Флоренцию.

Церковь эта была закрыта в 1919 - 1920 годах. Творение архитектора А. И. Штакеншнейдера сохранилось, хотя и в переделанном виде.

Источники:

  1. Портрет из галереи gallery.reenactor.ru
  2. Информационный сайт МО пос. Стрельна (открытка)
  3. Ваш гид по православному Петербургу
  4. Народный каталог православной архитектуры
  5. Фото интерьера из книги В. В. Антонова, А. В. Кобака "Святыни Санкт-Петербурга".


С 1840 по 1874. Кушелёва Екатерина Дмитриевна, графиня

Кушелёва Екатерина Дмитриевна, урожд. Васильчикова (1811-1874). Третья дочь генерала от кавалерии Дмитрия Васильевича Васильчикова (1778-1859). Ее мать - графиня Аделаида Петровна Апраксина (ум. 1851), дочь генерал-лейтенанта гр. П.Ф. Апраксина, одна из наследниц богатейшего состояния гр. Разумовских (ее мать была дочерью гетмана Малороссии гр. К.Г. Разумовского).

"Она была гофмейстериной вел. кн. Александры Иосифовны, супруги вел. кн. Константина Николаевича и, мне кажется, была последней придворной дамой, которая в торжественные дни ездила во Дворец на Высочайшие выходы не иначе как в карете, запряженной четвериком, с форейтером и двумя лакеями на запятках.

Кушелёвы были бездетны и воспитывали как родную дочь подкинутого им младенца, которая первым браком была за кн. Борисом Голицыным." [источник?]

"... старуха Кушелева была последняя, которая еще выезжала на четверике цугом. Хотя у нее были свои дочери, но приемыш сделался любимицей." [Волконский С. М. Мои воспоминания.]

Как видите, свидетельства противоречат друг другу. Так были ли дети у графини Кушелёвой или нет? Ответ надо искать.

Дом на Фонтанке

В середине 19 века на месте дома (сов. адрес - наб. р. Фонтанки, 32), занятого сейчас Домом творчества юных, высилось изящное двухэтажное „палаццо“ в стиле Возрождения, возведенное по проекту А. И. Штакеншнейдера и соединенное арочными переходами с соседними зданиями. Богато убранный особняк принадлежал её мужу гр. Г. Г. Кушелеву. Когда граф умер, Екатерина Дмитриевна устроила в 1857 на втором этаже домовую церковь свт. Николая Чудотворца.

Источники:

  1. Б. А. Васильчиков "Об охоте и не только о ней…" / Журнал "Наше Наследие" № 63-64 2002.
  2. Электронная энциклопедия Санкт-Петербурга
  3. Роман Виноградов. Письма из прошлого (не работает)


Кушелёва Мария Григорьевна, княгиня

Мария (Марфа) Григорьевна Кушелёва, урожд. Богданова (1841 — 1901); в первом браке княгиня Голицына — муж князь Борис Николаевич Голицын (1833—1888). Второй муж — маркиз Людовик Карло Инконтри (1836—1880), секретарь итальянской миссии в Петербурге. Похоронена во Флоренции. Мать академика Бориса Борисовича Голицына, переводчица.

<...> Его мать была «урожденная Кушелева» по визитным карточкам, но все знали, что она подкидыш, ее в шляпной картонке положили на подъезд старушки Кушелевой, жившей в большом угловом доме на Фонтанке у Симеоньевского моста. Ребенок попал в один из самых богатых и сановитых домов тогдашнего Петербурга; старуха Кушелева была последняя, которая еще выезжала на четверике цугом. Хотя у нее были свои дочери, но приемыш сделался любимицей. Она получила прекрасное воспитание и столь же блистала живостью ума, сколько отсутствием красоты. «Маркиза Маня» была очень известна по Флоренции своим гостеприимством, своим остроумием и вострым языком… [Волконский С. М. Мои воспоминания: В 2 т. М.: Искусство, 1992.]

<...> Маня Кушелёва вышла замуж за кавалергарда Б. Н. Голицына (1833—1888), прямого потомка знаменитого при Петре I фельдмаршала, победителя шведов. К сожалению, этот Голицын-кавалергард, хотя и окончил Московский университет, оказался в жизни пустейшим малым, который сначала транжирил приданое жены, затем стал подбираться к богатствам ее названой матери. Гораций Румбольд пишет, что из особняка графини Кушелёвой время от времени исчезали то драгоценная севрская ваза, то картина Греза или Пуссена. Маня Голицына имела уже сына Бориса, когда, не в силах более сносить мотовство мужа, она разошлась с ним и вскоре по любви вышла за итальянского маркиза Инконтри, с которым и проживала постоянно в Италии. [Валентин Пикуль. Мичман флота в отставке.]

Флоренция

Villa La Pietra (Florence) Людовик Инконтри принимал активное участие в революционном объединении Италии в 1859 и позже начал дипломатическую карьеру, когда он был секретарем дипломатической миссии Италии в Петербурге.

Во Флоренции на вилле Пиэтра (Villa La Pietra) маркиза Маня Инконтри открыла свой салон, где собирались художники и политики в конце 19 века. Вилла была штаб-квартирой Российского посольства в Италии. Последний владелец виллы Г. Актон, собравший большую коллекцию предметов искусства, завещал её Нью-Йоркскому университету (NYU). Смотреть видео

С 1874 по 1905. Куриков Павел Григорьевич, заводчик

Павел Григорьевич Куриков (ок. 1831 г.р.), владелец фабрики кожевенных, шорных и столярных изделий и кожевенный сыромятно-замшево-лосинный завод на Безбородкинском пр., 4 (Кондратьевский пр.). Имел собственный дом под № 102 за Московской заставой. Торговал кожевенными товарами в Мариинском пассаже (18-19 корп. Апраксина двора).

С 1905 по 1909. Полежаев Константин Матвеевич

Константин Матвеевич Полежаев, родом из сибирского города Енисейск. Получил образование инженера-технолога в Петербургском горном институте. Работал на золотоносных приисках у Ивана Александровича Григорова. После женитьбы на старшей дочери Григорова Анисьи Ивановне (1835 - 1907) компания приобрела название «Ко Григорова и Полежаева». Григоров отошёл от дел и уехал с семьёй в костромское имение.

В 1885 году ципиканские прииски Соловьева и Переяславцева, прекратившие свои работы еще в 1856 году, перешли во владение золотопромышленника К.М. Полежаева. Он арендовал самые продуктивные прииски «Спасский», «Воскресенский», «Сергеевский», «Александровский», «Наркизовский», «Платоновский», «Ново-Мариинский», «Ольгинский», «Титовский» и другие, заменял распоясавшихся старателей новыми работниками, стал применять золотнично-подрядную систему. Прииски отдавались в разработку подрядчикам-золотничкам за плату владельцу по 2,80 рубля с золотника добытого золота. И Полежаев, и второй технолог В.И. Базилевский на этих приисках сильно разбогатели, стали миллионщиками. На рубеже веков К.М. Полежаев считался вторым крупным золотопромышленником Западного Забайкалья после Я.Д. Фризера. Потом Полежаев вернулся в Петербург, и открыл банкирскую контору, и вскоре образовал акционерное общество под названием «Северо-Енисейские прииски».

В Петербурге Константин Матвеевич владел двумя доходными домами, собственным домом № 57 на Большой Морской улице. В пригороде скупал земли под устройство дачных посёлков. У купца П.Г. Курикова приобрёл Лиговское имение. В памятной книге С.-Петербургской губернии за 1905 год упоминается как владелец 1422 десятин земли.

Источники:

  1. Письма А. А. Григорова (1904–1989 гг.)
  2. Из истории костромского дворянства. Григоровы.
  3. Я. Д. Фризер. Золотопромышленность в Баргузинском районе. Москва. 1901 г.


С 1909 по 1917. Полежаев Борис Константинович

Борис Константинович Полежаев, сын Константина Матвеевича.

<...> Борис получил в Петербурге юридическое образование и со временем унаследовал, разумеется, капиталы отца. Будучи тогда совсем еще молодым человеком, он внезапно стал одним из богатейших людей России. В Петербурге ему принадлежали обширные земли, известные ранее под именем "Лиговское имение", а затем включенные в городскую черту. Он владел несколькими крупными поместьями в Минской губернии и в Гурзуфе, было у него и несколько заводов. Кроме всего этого, ему принадлежала большая часть акций Французско-Русского банка.
<...> Женился он на портнихе своей матери, после чего мать перестала пускать его к себе в дом. Особняк его отца на Васильевском острове был одним из самых роскошных в Петербурге, но он никогда никого туда не приглашал. Еще при жизни отца у Бориса был собственный дом в аристократическом квартале на Большой Морской, и деловые встречи происходили там. После кончины отца Борис переехал на Васильевский остров, а на Большой Морской бывал два-три раза в неделю, где, лежа на отцовском диване, принимал посетителей.
<...> Одна из странностей Полежаева состояла в том, что он отказывался пользоваться электричеством, Его комнаты освещались исключительно свечами. К политике он был абсолютно равнодушен и никогда на эту тему не заговаривал. Насколько я могу судить, не интересовали его и коммерческие дела, и он продолжал ими заниматься только потому, что они достались ему от отца.
[Новомейский М.А.]

И Куриков, и Полежаевы эксплуатировали Лигово прежде всего как популярную дачную местность. К услугам дачников здесь были парк с музыкой, пруд с лодками для катанья, рыбалка, еженедельные театральные спектакли и, наконец, охота в камышах на взморье. На открытках и фотографиях начала 20 в. запечатлены поэтические пейзажи этой местности, виды главного господского дома, плотины и мельницы, грота, маленькой беседки-руины на «острове Любви».

Время революций всё резко изменило в сытой ленивой жизни Бориса Полежаева. Он прятался в чердачной каморке своего гувернёра, всего боялся, говорил шёпотом, никому не доверял. Всё же ему удалось эмигрировать в Лион с женой и двумя дочерьми. Но жили они там впроголодь. Лет через семь-восемь умерла жена. Вскоре скончался и Борис Константинович. Дочери работали прислугой в частных домах.

Источники:

  1. Цитаты из книги Новомейского Моисея Абрамовича "Моя сибирская жизнь". Гл. 13.
  2. Фото из книги С.Горбатенко «Петергофская дорога», 2002 г.


Мобильная версияМоя ПочтаФорум Поиск

Рейтинг@Mail.ru