Люди

2017/03/26

Обновления

фон Бландов
Фильм про Лигово
Изнанка грота
План 1916 г.
Поляна в квадратах
ВСЕ НОВОСТИ
Владельцы Лиговской мызы
Владельцы других мыз
Землевладельцы дачных мест
Лиговские знаменитости
Деятели Лигова
Жители и дачники


Владельцы других мыз

ИВАНОВКА

Прасковья Фёдоровна, царица

Прасковья Фёдоровна Салтыкова (1664 - 1723) царица, дочь стольника и воеводы Феодора (Александра) Петровича Салтыкова. Владелица Ивановского имения (1714-1723), названного в честь царя Иоанна Алексеевича. После смерти царицы Прасковьи 10 лет имением владели ее дочери Прасковья Иоановна и Екатерина Иоановна.

После смерти Фёдора Алексеевича на престоле (в результате стрелецкого бунта) оказалось сразу два царя – Иоанн V и Петр I.

Иоанна в то время считали негодным для правления, так как его стремления были направлены в духовную сторону, к монашескому уединению и молитвам. И тем не менее, в 1684 году (по решению царевны-правительницы Софьи) Иоанн женился. Партии Милославских для укрепления пошатнувшихся позиций был нужен ребенок, царский наследник. В невесты Иоанну была выбрана Прасковья Фёдоровна – двадцатилетняя красавица из знатнейшего боярского рода Салтыковых; (Салтыковы приходились родственниками инокине Марфе – матери царя Михаила Фёдоровича). Надо отметить, что Прасковья считалась самой красивой женщиной при дворе, и вполне заслуженно.

Первые пять лет супружеской жизни, брак Иоанна и Прасковьи был бездетным. Нетрудно себе представить огорчение Милославских по этому поводу. Но, вероятно, еще большим разочарованием стало то, что дети, все-таки появившиеся у царицы, все, без исключения, оказались девочками.

Всего у Иоанна и Прасковьи было пять дочерей – две (Мария и Феодосия) умерли в младенчестве, выжили – Екатерина, Анна, Прасковья. Средняя дочь Анна - это впоследствии севшая на трон Анна Иоановна.

Иоанн V скончался в 1696 г., 30 лет от роду. Овдовевшая Прасковья перебралась с дочерьми в загородный дворец, находившийся в подмосковном селе Измайлово.

Не отличавшаяся умом и воспитанием, Прасковья все же смогла вполне поладить с деверем – Петром I. Она не пыталась давать ему советы, не участвовала в направленных против него интригах и безропотно принимала непривычные иноземные нововведения в быту и досуге.

В 1708 году, семья вдовствующей царицы, по указу Петра, перебралась жить в Санкт-Петербург. Новый дом (совр. адрес - наб. р. Мойки, 96) показался «измайловским затворницам» неудобным и неуютным. Впрочем и жизнь во дворце была нелегкой. Основным занятием Прасковьи было разбирательство ссор и склок среди придворных, причем делала она это не без удовольствия.

В октябре 1723 года после сильнейшего наводнения, Прасковья Фёдоровна умерла. Вдову Иоанна V торжественно похоронили в Александро-Невском монастыре Петербурга. За похоронными церемониями следил сам Петр I.

МАВРИНО и д. ЕГОРОВКА

Синявин Н. А.

Пока ничего не нашлось...

Тарбеев Пётр

Пока ничего не нашлось...

Мейер Герман

Пока ничего не нашлось...

Штегельман

Пока ничего не нашлось...

Шувалов Пётр Иванович, генерал

Шувалов Пётр Иванович (1711 — 1762), граф (1746), руководитель правительства, фаворит имп. Елизаветы, генерал-фельдмаршал (1761), основатель Медного банка, Артиллерийского банка, государственный межевщик.

Владелец c 1750 года стосаженного участка "Маврино" (№86), которую назвал так в честь своей жены Мавры Егоровны.

Начал службу камер-пажем при дворе цесаревны Елизаветы Петровны; за содействие возведению ее на престол пожалован в действительные камергеры; затем сделан был сенатором и в 1746 г. возведен в графское достоинство Российской империи. Был конференц-министром, управлял артиллерийскою и оружейною канцелярией, усовершенствовал артиллерию и устроил несколько оружейных заводов. Благодаря влиянию на императрицу его жены Мавры Егоровны и двоюродного брата Ивана Ивановича Шувалова, он пользовался неограниченною властью во все царствование Елизаветы Петровны: без его согласия не решалось важное государственное дело, особенно в области экономического строя и военной организации. По инициативе П.И. Шувалова были увеличены ввозные пошлины на многие импортные товары, что создало дополнительный источник казенных поступлений.

В апреле 1755 г. Шувалов был назначен «государственным межевщиком» после В. Н. Татищева. Опыт проведенного под его руководством Елизаветинского межевания в 1755-1762 был использован при подготовке Генерального межевания при Екатерине Второй.

Реорганизовал российскую армию накануне Семилетней войны 1756—63, усовершенствовал артиллерию (под руководством Шувалова разработано несколько образцов артиллерийских орудий, в том числе «единорог», состоявший на вооружении свыше 100 лет).

В 1756 г. граф П.И. Шувалов представил на рассмотрение проекты по облегчению веса медной монеты и распространению векселей (нем. Wechsel). Часть предлагаемых им мер легла в основу указа от 6 ноября 1757 г. "Меры вексельного производства". Указ предусматривал введение переводной операции, что должно было облегчить трудоемкую перевозку денег, заменив ее безналичными расчетами. Переводы денег должны были осуществляться переводным векселем "траттой" из Петербурга в 50 наиболее важных городов империи. Выдача монеты по тратте производилась по желанию клиента серебряной или медной монетой. Под страхом наказания чиновникам запрещалось задерживать переводы и создавать купцам убытки. Для выдачи кредитов в магистраты этих городов доставляли возы медной монеты нового облегченного образца. Указом от 21 июля 1758 переводная операция была окончательно оформлена созданием специализированного банка, известного как Медный банк, руководителем которого стал, конечно, Петр Шувалов. Два миллиона рублей медной монеты объявлялись оборотным капиталом банка. Среди главных задач Медного банка было привлечение в казну серебряной монеты, правда, еще архаичными, дедовскими способами времен царя Алексея Михайловича.

Поскольку деятельность Медного банка была фактически подконтрольна одному вельможе, пользовавшемуся неограниченным доверием императрицы, неудивительно, что крупные суммы, которые выдавал банк, оседали почти исключительно в карманах приближенных к П.И. Шувалову лиц. К их числу относились надежные заводчики - владельцы екатеринбургских заводов, тесно связанные с казной. Среди них выделялись титулованные дворяне, бравшие на откуп целые предприятия и производства. Если при Петре I в аренду сдавались отдельные предприятия, то во времена П.И. Шувалова откупа достигли большого размаха. Даже таможни были сданы Сенатом на откуп за 2 млн. рублей.

П.И. Шувалов сам взял на откуп табачный промысел, сальный, китоловный, тюлений промыслы, рыбные ловли на Белом море. Ему принадлежали также два железных завода в Оренбургском районе и два винокуренных завода в Верхотурской губернии. Он присвоил себе право распоряжаться одними из лучших в России того времени Гороблагодатскими заводами, которые вернулись в казну только после его смерти, так же как и предприятия приближенных к П.И. Шувалову лиц - братьев Воронцовых, И.Г. Чернышева, С.П. Ягужинского, князя П.И. Репнина и других. Значительные суммы из Медного банка получали и люди без титулов. Среди таких комерсантов - английский купец Вильям (Василий Васильевич) Гом (Gomm), удачливый авантюрист, который организовал варварскую вырубку лесов на реке Онеге и его продажу в Европу по низким ценам. Он использовал многовековые корабельные сосны на постройку плотов и барж, сжигал их в топках смолокурен, а то и просто бросал гнить штабелями по берегам сплавных рек. После смерти организатора Медного банка П.И. Шувалова в 1762 г. выяснилось, что самую крупную сумму (473 тыс. руб.) граф выдал на свое имя. Всего граф оставил долгу в казну более миллиона рублей.

В 1763 г. Екатерина II приняла решение о ликвидации убыточного для казны Медного банка. Медный банк выполнил задачи, определенные в свое время П.И. Шуваловым: в стране было положено начало вексельному обращению, откупщики, насыщавшие казну деньгами, имели средства на развитие предприятий и создание новых заводов и фабрик. Известно, что в середине 18 в. ими было создано несколько крупных предприятий в России, а внешнеторговый баланс страны имел неизменное положительное сальдо. Однако деятельность П.И. Шувалова, так много сделавшего для России, была по-настоящему оценена только в XX веке. Несмотря на сравнительно небольшой период своего существования, Медный банк представлял собой уже значительный шаг вперед сравнительно с Купеческим банком и мерами вексельного производства: здесь замечается уже зародыш операций трансферта и текущих счетов.

Граф Петр Иванович имел острый, проницательный разум, отличался красноречием, но был лукав, завистлив, корыстолюбив, лицемерен; делая вред, уверял того человека с набожным видом, возводя глаза свои: что он ему доброжелательствует, принимает живейшее участие в постигшем его злоключении; умел изменяться в лице: казался веселым и печальным, дарил приятною, благосклонною улыбкой, или принимал вид гордый, делался недоступным; употреблял все средства, чтобы достигнуть предположенной цели; ездил на охоту с графом Разумовским, когда он находился во всей силе своей; был счастлив в молодости, любим прекрасным полом и в престарелых летах по собственному его выражению: глазами и сердцем приносил жертву красоте.

funeral-spb.ru > Лазаревское кладбище > "ШУВАЛОВ Петр Иванович"

Усадьба Шуваловых на Мойке

Шуваловы жили в своей усадьбе в С.-Петербурге на р. Мойке, 94-96. Интересно, что в начале 18 века здесь, на берегу Мойки, располагалась усадьба царицы-вдовы Прасковьи Фёдоровны, владелицы имения в нашем селе Ивановском. В 1726 году её младшая дочь Прасковья Иоанновна подарила усадьбу Семёновскому полку, который был здесь расквартирован до 1742 года. В середине 1740-х годов эту усадьбу купил елизаветинский фаворит Петр Иванович Шувалов. Для него на берегу Мойки был выстроен дворец в стиле барокко (арх. неизв.), он занял участок от дома №96 до Офицерской ул. (Декабристов). Здесь же располагались двухэтажный дом для прислуги и садовый павильон с шатровой крышей (1751). Аксонометрический план Санкт-Петербурга. 1765-1773 годы

После смерти отца (1762) Андрей Петрович нанял известного архитектора Жана Б. Валлен-Деламота для постройки нового дворца рядом со старым, участок которого продал в казну.

Строительство дворца началось в 1774 году. Вид дворца существенно отличался от современного: в боковых ризалитах было лишь по два этажа, со стороны Мойки находилась въездная арка, ведущая во двор; главный вход во дворец был со двора. В неизменённом виде с тех времён сохранились триумфальные ворота — арка (со стороны улицы Декабристов) и ограда семиметровой высоты с классической колоннадой. Андрей Петрович с семьёй переехал в новый дом только в 1781 году.

Шуваловский дворец, известный теперь, как Юсуповский дворец на Мойке, считается одним из лучших дворцов Петербурга в стиле классицизма. Всего усадьбами на Мойке семья Шуваловых владела с 1742 по 1795.

Шепелёва Мавра Егоровна, статс-дама

Мавра Егоровна Шепелёва (Шувалова) (р. 23.4.1708, † 9.6.1759), графиня, статс-дама императрицы Елизаветы, жена Петра Ивановича Шувалова.

Происходила из старинной дворянской семьи. Ее прадед Аггей Шепелёв, окольничий генерал, сопровождал патриарха Никона в изгнание в Ферапонтов монастырь. Во время стрелецкого бунта охранял со своим полком царевну Софью и малолетних царей Петра и Ивана в Троицком монастыре. Ее дед Илья Аггеевич был окольничий и думный боярин. И он, и отец ее Егор Ильич служили в армии Петра.

Благодаря покровительству дальнего родственника Дмитрия Андреевича Шепелёва, Мавра Егоровна еще девочкой в 1719 г. была взята ко двору и определена в камер-юнгферы (в девушки) к цесаревне Анне Петровне. Ее веселый нрав, бойкость и ум располагали к ней и вскоре она сделалась любимицей придворных и молодых цесаревен. Когда Анна Петровна вышла замуж, она увезла с собой в Голштинию и молодую камер-юнгферу, у которой, впрочем, сохранились очень хорошие связи на родине. Она была очень дружна с цесаревной Едизаветой Петровной и вела с ней переписку. Между Елизаветой Петровной и Маврой Егоровной установились самые близкие дружеские отношения, которые ясно видны при чтении их писем, дошедших до нас в довольно большом количестве. Об этом периоде можно прочесть в романе Чарской Л.А. "Паж цесаревны" (1908).

Мавра Егоровна и ее будущий муж П. И. Шувалов принадлежали к тому малочисленному, но сплоченному кружку, который окружал цесаревну в ее удалении от большого двора, к ее «хору», главным лицом которого уже тогда был Алексей Разумовский. Мавра Егоровна была настолько любима Елизаветой Петровной, что Воронцова считала честью соперничать с нею, первым и наиболее близким лицом к императрице.

После вступления Елизаветы Петровны на престол Мавра Егоровна делается влиятельной особой: от нее зависят милости и повышения; этим обстоятельством скорее всего и можно объяснить ее брак с одним из блестящих придворных императрицы П. И. Шуваловым (февраль 1742 г.). Брак этот состоялся незадолго до отъезда императрицы на коронацию в Москву. В день коронации 25 апр. 1742 г. Мавра Егоровна была пожалована в статс-дамы. Брак ее с Шуваловым не был счастлив. Даже в переписке тогдашних дипломатов увековечены ее семейные несчастья и измены ее мужа. Мавра Егоровна была очень некрасива: была полна и дурна лицом.

В 1754 г. у Шуваловых умер сын Николай (в возр. 14 лет) и Мавра Егоровна поехала на богомолье в Киев. По всей Малороссии ее встречали с большим почетом, как лицо, близкое к императрице, и жену влиятельного вельможи. Она принимала множество просьб и жалоб на гетмана. Обещая дать ход этим жалобам, она принимала подарки и, говорят, собрала до 60 тысяч рублей.



Шувалов Андрей Петрович, граф

Андрей Петрович Шувалов (23.6.1742 - 24.4.1789), граф, действ. тайный советник, писатель, сын фельдмаршала Петра Ивановича Шувалова и графини Мавры Егоровны Шепелёвой. Кавадер ордена Св. Андрея Первозванного. Был директором и реформатором ассигнационных банков. Покровительствовал художникам.

Владелец усадьбы "Маврино" с 1762 года. Владелец Шуваловского дворца (позже перестроенного и ставшего Юсуповским дворцом).

С юных лет бывая при дворе, он с некоторыми другими детьми высшего круга рос и воспитывался на глазах императрицы Елизаветы Петровны, которая очень всех их любила и интересовалась их воспитанием. Его сверстником был, между прочим, граф А. Р. Воронцов, с которым он близко сошелся и остался на всю жизнь в наилучших отношениях.

Произведенный в 1756 г. в поручики, гр. Шувалов в этом же году в свите гр. М. П. Бестужева-Рюмина отправился в первое путешествие за границу. В декабре месяце был представлен при польском дворе. Пробыв здесь некоторое время, Шувалов поехал далее и только в июле 1757 г. прибыл наконец в Париж. Шумная и блестящая жизнь тогдашнего французского двора, масса удовольствий и веселья сразу ввели молодого графа в новый для него мир, слабую только копию которого он видел в Петербурге.

8 декабря 1763 г. вместе с Неплюевым, кн. Шаховским и гр. Минихом Андрей Шувалов был назначен царицей Екатериной в члены только что в этот день учрежденной особой комиссии для рассмотрения коммерции Российского государства. Неизвестно, какую деятельность проявил Шувалов в этой комиссии, но только в следующем 1764 г. он опять уехал за границу через Гаагу в Париж вместе с молодой супругой Екатериной Петровной Салтыковой. Во время этого путешествия Шувалов познакомился с Вольтером и посетил его в Фернее.

В 1766 Шувалов вернулся в Россию и в аудиенции, которую он немедленно получил у императрицы, рассказал все, что ее интересовало и, главным образом, конечно, о своем знакомстве с Вольтером. В глазах государыни Шувалов сильно поднялся после того, как она узнала о благосклонном и сердечном приеме, оказанном ему Вольтером, В 1767 г. он сопровождал императрицу в многочисленном обществе, окружавшем ее в путешествии по Волге.

Вернувшись затем в Москву, А. П. Шувалов, по поручению Императрицы, принял участие в заседаниях знаменитой Законодательной Комиссии, получив приказание наблюдать над составлением дневных записок Комиссии.

После указа 1754 года винокурение было дозволено исключительно дворянам. Андрей Петрович, как и отец стал крупнейшим винным подрядчиком. По данным 1765 года, среди крупнейших винокуров России на первом месте - главный директор Ассигнационного банка граф А. П. Шувалов. При этом лишь с винокурен графа Шувалова отправлялось свыше трёх миллионов литров казённого вина (хлебное вино, полугар, 39% алк.) в год.

В 1768 г. А. П. Шувалов был назначен директором двух вновь открывшихся в Москве и Петербурге ассигнационных банков и с жаром принялся за организацию их, что привело к соединению названных банков в один и учреждению так называемого заемного банка. Избран в члены Вольно-Экономического общества.

15-го февраля 1783 г. А. П. Шувалов был приглашен в комиссию для обсуждения предположений об увеличении государственных доходов. Тогда же он был выбран в Петербургские губернские предводители дворянства и получил в свое заведывание находящуюся в Петербурге шпалерную мануфактуру.

В 1783 г. была учреждена комиссия во главе с А. П. Шуваловым для составления записки о древней, преимущественно Русской, истории. Императрица сама руководила занятиями этой комиссии. Шуваловым была составлена «Выпись хронологическая из истории Русской». Эта работа представляла хронологическую роспись в несколько столбцов по княжествам, с изложением важнейших событий до 1171 г., при этом в особой графе были показаны современные государи других стран и духовные правители.

Около 1785 г. А. П. Шувалов под влиянием гр. А. С. Строганова вступил в масонство и вскоре стал председателем одной из масонских лож.

В 1786 г. Шувалов был назначен членом комиссии о дорогах в государстве. 28-го июня Шувалов, благодаря кн. Потемкину, с которым он подружился, получил высшую награду, орден св. Андрея Первозванного и 60.000 рублей единовременного вознаграждения. 2 января 1787 г. Шувалов в свите императрицы отправился вместе с государыней в путешествие по России.

После этого путешествия Шувалов был назначен членом совета при императрице. К этому времени относится охлаждение императрицы к Шувалову, вызванное происками новых фаворитов, враждебно относившихся к Потемкину, сторонником которого был Шувалов. Это однако не мешало возлагать на него ответственные поручения.

Литературные труды А. П. Шувалова не обнаружили в нем большого дарования. Он писал преимущественно французские стихи, которые и печатались за границей, предназначаясь специально для его друзей. Что касается отношения графа к русской литературе и современным ему русским писателям, то он находился в хороших отношениях с Ломоносовым, Державиным, Новиковым, Фонвизиным; с Сумароковым же он не ладил, и тот всегда враждебно относился к нему. Зато Ломоносова Шувалов очень любил и перевел на французский язык его послание о пользе стекла.

Андрей Петрович был женат на Екатерине Петровне Салтыковой (1773 - 1816). У них было четверо детей. Прасковья (1767 - 1828), Пётр (1771 - 1808), Александра (1775 - 1847), Павел (1776 - 1823). Павел получил в наследство Парголово, Пётр получил Вартемяки, Александра получила Маврино с д. Егоровкой.



Дитрихштейн (Шувалова) Александра Андреевна, графиня

Александра Андреевна Шувалова (19.12.1775 10.11.1847), дочь графа Андрея Петровича Шувалова (1742 - 1789) и графини Екатерины Петровны Салтыковой (1743 – 1816), жена австрийского посла Франца-Иосифа фон Дитрихштейна (von Dietrichstein zu Nikolsburg) (28.4.1767 - 10.7.1854). У них был один сын Иосиф-Франц фон Дитрихштейн.

Влюбившись в чрезвычайного посла венского двора в Москве, когда тот посещал дом графини Екатерины Шуваловой после обеда с Государем, при помощи графини де Шуазель смогла привлечь внимание Франца. Через шесть недель фон Дитрихштейн уезжал из Москвы вместе с графиней Шуваловой в качестве ее будущего зятя.

Можно предположить, что именно Александра Андреевна подарила полученное в наследство предместье Маврино своей сверстнице Марии Вейкард, когда умер её муж Георг. Скорее всего, она сама уже жила к тому времени в Вене и дача под Петербургом ей была не нужна.

Последние Дитрихштейны, происходящие от их брака продолжали занимать различные посты в администрации Габсбургов до 1861 года, когда скончался последний мужской представитель рода. Последней из Дитрихштейнов стала её внучка Александрина (1824 - 1906).

Дитрихштейны 19 века уже не посещали свои наследственные владения, в том числе и Никольсбург в Каринтии, а жили в Вене. Бывший Никольсбург сейчас город Микулов в Чешской республике в районе Бржецлав Южноморавского края, близ Брно. Находится непосредственно на границе с Нижней Австрией.

Амбургер Мария Карловна, графиня фон Вейкард

Мария Карловна Амбургер (1776, Москва - 1855, С.П.б), старшая дочь Карла Людвига Амбургера (1743, Висбаден -1817, С.П.б), немца, известного купца и банкира, владельца фирмы "Амбургер и сын", переселившегося из Висбадена в Россию в 1770 г.

Мария вышла замуж за Егора Николаевича Вейкарда (1756, Рёмерсхаг - 1810, С.П.б), врача графа А. П. Шувалова, лейб-медика. После кончины Георга Вейкарда в 1810 графиня Александра Дитрихштейн подарили Марии Карловне мызу Маврино (близ С.-Петербурга, Лигово). Тогда одна из деревень имения получила название Амбульеровка (от фамилии Амбургер?), а позднее - Егоровка.

Дочь М. М. Сперанского Лиза росла в кругу семьи Вейкардов после кончины жены Элизабет Стивенс. Мария Карловна заменила Лизе мать и Сперанский в шутку называл её "титулярная мама". В свою очередь, Сперанский оказывал семье Вейкардов значительную поддержку.

Соня и дочь Сперанского Лиза упоминаются в романе Мордовцева Даниила Лукича "Двенадцатый год" (1880), в котором описываются предвоенные годы. Там же участвуют юнный Саша Пушкин, Грибоедов, Карамзин, Державин...

"Титулярная мама" была добрейшее, вполне обрусевшее немецкое существо, и хотя родитель ее, герр Амбургер, был банкир по плоти и крови и деньги были его стихией, вне которой он задыхался и бился как рыба на льду, однако "титулярная мама", может быть вследствие этого самого, чувствовала отвращение к деньгам, которые, как выражался Сперанский, с детства "отравили ее золотым ядом". Это была женщина средних лет, более клонившихся на сторону молодости, чем на сторону ей противоположную, и средней полноты; ходила же она немножко с перевалочкой, словно уточка, и эта утиная грация очень шла к ней.

Дети Вейкардов: София (1798, СПб - 1879, СПб); Георг Карл (1800, СПб - после 1862, СПб); Александр (1804, СПб - 1855, СПб).

Поггенполь (фон Вейкард) София Егоровна

София Егоровна фон Вейкард (1798, СПб - 1879, СПб), дочь Георга фон Вейкарда (1756, Рёмерсхаг - 1810, СПб), лейб-медика и Марии Карловны Амбургер (1776, Москва - 1855, С.П.б).

В 1821 вышла замуж за Поггенполя Николая Васильевича (Nikolaus Friedrich) (1796, СПб - 1837, СПб), чиновника М.И.Д., ст.директор Заёмного Банка, статский советник, совледелец дома в СПб с матерью (Мария Нойманн) и братом. Видимо, приданным было имение Маврино в Лигово. Н. В. Поггенполь служил при русской миссии в Неаполе.

Дети Поггенполей: Мария Николаевна Фанстиль (Pfannstil) (1823 - 1905); Егор Николаевич Поггенполь (1825 - 1891); Константин Николаевич (1828 - 1869) офицер, чиновник СПб порта.

Фролова-Багреева (Сперанская) Елизавета Михайловна

Елизавета Михайловна Сперанская (05.09.1799 - 23.03.1857), единственная дочь гр. Михаила Михайловича Сперанского (01.01.1772 - 11.02.1839) и его жены, англичанки Элизабет Стевенс (ум. 06.11.1799); статс-дама императрицы Елизаветы Алексеевны, писательница.

В 1822 г. вышла замуж за Александра Александровича Фролова-Багреева (1783 - 1845), Черниговского гражданского губернатора, затем члена совета министра финансов (1824) и сенатора (1834). Автор "Чтения для малолетних детей" (СПб., 1828). Впоследствии, по смерти сына, убитого на дуэли, Е. М. Фролова-Багреева предалась религиозному мистицизму; после паломничества к Святым Местам она поселилась за границей, посвятив себя литературной деятельности: ею написан ряд книг о России на французском языке, изданных во Франции, и воспоминания об отце, M. M. Сперанском.

Мария Николаевна Фанстиль (Pfannstil)

Мария Николаевна Поггенполь (1823 - 10.08.1905), дочь Софьи Егоровны Вейкард (1798 - 1879), и Поггенполя Николая Васильевича (1796, СПб - 1837, СПб). Вышла замуж за Егора Ивановича Фанстиля, действительного статского советника, тайного советника, который служил в департаменте Гарольдии Сената. Похоронена в фамильном склепе на Новодевичьем кладбище в Санкт-Петербурге, рядом с мужем. У них было три сына - Александр, Алексей, Сергей.

Владелица мызы Маврино (Золотая) второй половины 19 в.

Лобанов А. В.

Пока ничего не нашлось...

Вакуловский-Дощинский Аркадий Аркадьевич

На рубеже 19-20 вв. участок принадлежал генерал-лейтенанту А. А. Вакуловскому-Дощинскому. К этому времени вся южная часть имения была отмежевана крестьянам деревни Егоровки и впоследствии вошла в состав дачного поселка Лигово.

Сын полковника Аркадия Осиповича. Родился 15.11.1840. Образование: Павловский КК 1860. Майор с 1867, подполковник с 1870, полковник с 1875, генерал-майор с 1891. Участник польской кампании 1863—1864. С 1885 по сен. 1896 управляющий отделением Главного интендантского управления.

Ван Моль Шарль-Фердинанд

Последним владельцем Маврина являлся бельгийский подданный Шарль-Фердинанд ван Моль. В 1906 г. был составлен проект разбивки этого владения на дачные участки, в начале 1910-х гг. перешедшие в собственность акционерного общества «Строитель». Проектируемый городок получил название «Фаворито», заимствованное у близлежащего бывшего имения С.А. Куна. Часть поселка должна была располагаться на нижней террасе, причем до залива предполагалось провести канал и устроить гавань. В целом проект осуществить не успели. Было освоено лишь несколько участков рядом с усадьбой, которая сохранялась еще до войны. Она находилась в месте схождения 1-го и 2-го корпусов дома № 6 по улице Добровольцев.

План поселка "Фаворито" 1916 г.

Дача КУРАКИНА

Куракин Александр Борисович, князь

Куракин Александр Борисович (31.7.1697, † 2.10.1749), князь, посол, обер-шталмейстер, сенатор (с 1741), обер-прокурор (с 1796).

Первый владелец дачного участка, по которому прошла центральная улица Лигова - ул. Партизана Германа. Дача князя Александра Куракина носила впоследствии название "Посольская дача" (№85). Знаменитая "Куракина дача" в Щемиловке (Невский район) в одноимённом саду построена внуками А.Б. Куракина, сыновьями Бориса-Леонтия, Александром и Алексеем Борисовичами.

Сын Бориса Ивановича Куракина от брака с Ксенией Фёдоровной Лопухиной, дядя Д. М. Голицына. С детства сопровождал отца в заграничных поездках, был одним из первых русских людей, получивший образование за границей, где изучил несколько европейских языков. С 1722 камер-юнкер и советник посольства в Гааге. С мая 1722 по 1724 состоял послом при французском дворе, где действовал под руководством своего отца. Им удалось обеспечить содействие Франции в деле сохранения русско-турецкого мира во время Персидского похода 1722-1723. Оказал покровительство В. К. Тредиаковскому, который посвятил ему свой перевод поэмы "Езда на остров Любви". После смерти отца назначен в октябре 1727 послом в Париже. В июне 1728 покинул Париж.

В январе 1729, через 20 лет, вернулся в Россию, где его деятельность ограничивалась придворными делами. При Петре II, двоюродным дядей которого он являлся, содействовал падению А. Д. Меншикова, при императрице Анне Ивановне — сторонник Э. И. Бирона, камергер. В 1731 основал в Москве госпиталь для отставных офицеров, увечных и раненых солдат. В 1734, после смерти отца, перевёл на сердобские земли крестьян из-под Москвы, Ростова и Суздаля, а также Засурского стана Пензенского уезда. В 1736 вместе с А. П. Волынским и Д. А. Шепелевым включен в состав Высшего суда по разбору жалоб князя К. Кантемира. После прихода к власти Анны Леопольдовны попал под подозрение, но позже прощен. С декабря 1741 сенатор. В последние годы жизни постоянно участвовал в различных совещаниях при дворе императрицы Елизаветы Петровны.

А. Б. Куракин принимает участие в судьбе российского ясновидца Василия Васильева, инока Авеля, который в своей книге предсказал конец царствия Екатерины II. 6 ноября 1796 года, точно в день, указанный в книге инока Авеля, российская императрица Екатерина II скоропостижно скончалась. Первое, что сделал ее сын Павел, став императором: занялся разбором секретных документов, хранившихся в личном кабинете его матери. Для этого на должность обер-прокурора Правительствующего Сената был назначен друг нового императора - Александр Куракин. Обнаружив дело инока Авеля с точным предсказанием времени смерти Екатерины II и воцарения Павла I, Куракин решил показать его императору.

12 декабря 1769 года Шлиссельбургский комендант Колюбякин получил письмо от нового генерал-прокурора князя Куракина, в котором объявлялось высочайшее повеление прислать в Петербург «арестанта Васильева», с прочих же всех, на ком есть оковы, оные снять. 13-го декабря сочиненная Васильевым книга взята князем А. Б. Куракиным и поднесена императору Павлу I. Государь беседовал с загадочным прорицателем и спрашивал у него «по секрету, что ему случится». Есть свидетельства, что при разговоре с Василием в крепости Александр Борисович узнал своё будущее и будущее своих потомков. 14-го декабря последовал рескрипт: «Князь Алексей Борисович! Всемилостивейше повелеваем содержащагося в Шлиссельбургской крепости крестьянина Васильева освободить и отослать, по желанию его, для пострижения в монахи, к Гавриилу, митрополиту Новгородскому и С.-Петербургскому». В Александро-Невском монастыре Василий Васильев был пострижен в монахи и наречен именем Авель. Далее князь Куракин принимает письма Василия для передачи Государю.

Александр Борисович Куракин был человеком образованным и обеспеченным. Он имел собственный дом в Петербурге на Нижней (Английской) набережной №32, позже в подарок от императрицы Анны Иоанновны получил дом в Москве (современный адрес – улица Басманная, дом 4). Также владел значительным участком земли и деревянным домом на набережной реки Фонтанки (между Фонтанкой и Загородным проспектом). А улица Ломоносова до недавнего времени именовалась переулком Куракина (по имени владельца земли и дома). Такое название переулок получил 20 августа 1739 года. В 1748 году дом в последний год жизни князя сдавался внаем.

Был женат на Александре (Аграфене) Ивановне Паниной (1711-1786), от которой имел сына Бориса-Леонтия (1733 - 1764), единственного наследника. Остальные дети были девочками.

Куракин Борис-Леонтий Александрович, князь

Борис-Леонтий Александрович Куракин (р. 11.7.1733, † 22.11.1764 г.), князь, президент камер-коллегии и коллегии экономии, сенатор, сын обер-шталмейстера Александра Борисовича Куракина.

О детских и юношеских его годах ничего не известно в печати; мы встречаем его уже в первый год царствования Екатерины II генерал-поручиком и гофмейстером. Напечатанные письма кн. Б. А. Куракина к сыну кн. А. Б. Куракину за 1763 и 1764 г. рисуют нам кн. Б. А. Куракина человеком очень сердечным, серьезным и строго преданным своему делу.

Несомненно, что он обладал обширными по своему времени знаниями в области наук государственных. Учредив 29 ноября 1762 г. комиссию для решения вопроса о монастырских имениях, Екатерина назначила в эту комиссию из светских лиц ceнатора гр. Ивана Воронцова, кн. Сергея Гагарина, обер-прокурора св. Синода кн. Козловского, Теплова и кн. Б. А. Куракина.

По учреждении Коллегии Экономии 12 мая 1763 г. кн. Б. А. Куракин был назначен ее президентом. Это было весьма важное назначение: Коллегия Экономии должна была собирать свыше полутора миллиона доходов, т. е. почти десятую часть всего тогдашнего бюджета России; эти суммы не были еще ни на что разассигнованы и распоряжение ими было весьма серьезным вопросом.

Но князя Куракина ожидало еще новое несравненно более важное дело; указом 30 марта 1764 г. его управлению поручена была еще и Камер-Коллегия, причем кн. Куракин был сделан сенатором.



Апраксина (Куракина) Елена Степановна, княгиня

Елена Степановна Куракина (р. 5.9.1735, † 29.10.1768), княгиня, ур. Апраксина. Одна из фавориток императора Петра III.

Происходила из нетитулованной ветви Апраксиных. Старшая дочь фельдмаршала Степана Фёдоровича Апраксина (1702 — 1760) от брака с Аграфеной Леонтьевной Соймоновой (1719 — 1771), родившей в 16-ти летнем возрасте.

6 февраля 1751 года 15-летняя Елена Степановна вышла замуж за гофмейстера, сенатора князя Бориса-Леонтия Александровича Куракина. По служебным обязанностям мужа и по собственной склонности к светской жизни, Елена Степановна зимой жила в Петербурге, а лето предпочитала проводить на петербургской даче на Неве или в подмосковном имении Ельдигине. Пышнотелая княгиня Куракина считалась одной из самых блестящих красавиц при дворе. «...Одна из отличных природных щеголих, темноволосая и белолицая, живая и остроумная красавица». За свой живой и весёлый характер, остроумие и любезность она была очень любима в обществе, а лёгкость её нравов давала обширную пищу для сплетен.

В своих «Записках» Екатерина II отмечала (при описании событий 1756 года) открытую связь Елены Куракиной с генерал-фельдцейхмейстером графом Петром Шуваловым. По Её мнению Елена пользовалась П. И. Шуваловым для спасения своего отца, которого обвинили в измене после отступления при Гроссегерсдорфе (1757). Фельдмаршал был арестован в Нарве и подвергнут допросу графом А. И. Шуваловым, начальником Тайной канцелярии.

Одновременно Елена Степановна вела любовную интригу и с адъютантом Шувалова, тогда малоизвестным Григорием Орловым. Романтическая история, о том, как граф Шувалов обнаружил эту связь, случайно застигнув любовников врасплох, наделала много шуму в Петербурге и, как считается, впервые обратила внимание Екатерины II на Григория Орлова.

Григорий Орлов, служил адъютантом графа Петра Шувалова. Миллионные доходы Шувалов имел не с пушечной пальбы, он был первым капиталистом России, монополизировавшим в стране торговлю рыбой, табаком и солью. В один из дней, обедая при дворе, Шувалов принес в Артиллерийскую контору громадный ананас со стола царицы, еще не ведая, что этот заморский фрукт, вроде бомбы, сейчас же взорвет его счастье и благополучие. «Гришка, - сказал он адъютанту, - сам не съем и жене не дам попробовать. Хватай ананас и отнеси его, сам знаешь кому!» - «Знаю», - отвечал Орлов, очень догадливый. Этот ананас привел его в объятия княгини Елены Куракиной.

«Куракина была слишком опытная дама, и она поздравила себя с находкой лука Купидона, постоянно натянутого». Шувалов встретил Орлова деловым вопросом: «А что моя душенька? Довольна ли ананасом?» - «Еще как! Велела поскорее другой присылать». Своего успеха у женщин Орлов не скрывал. «Да нет же таких дураков, - говорил он, - чтобы получили орден и таскали его в кармане». Он афишировал княгиню Куракину, не заботясь о том, что скажет генерал-фельдцейхмейстер. Орлов сделался сейчас же соперником своего начальника и победил его. Юный адъютант был молод, красив и силен. В нем уже замечались зачатки твердого и своеобразного характера, который вполне определился впоследствии и который с того времени он начал смело выказывать. Граф Шувалов требовал прекращения свиданий с Куракиной. Орлов не желал давать подобного обещания. На него одели оковы, но и это не могло сломить его упорства. В наказание за строптивость его отправили на войну с Германией.

Этим он обратил на себя всеобщее внимание, в том числе и Екатерины II. Но он чуть было не расплатился дорого за свою победу. Шувалов не был человеком, способным простить подобную обиду. Однако вера Орлова в свою счастливую звезду и на этот раз не обманула его: Шувалов скончался, не успев отомстить.

В браке с Борисом-Леонтием Куракиным у Елены Степановны родилось семеро сыновей, из которых трое умерли в младенчестве. Борис-Леонтий Куракин, скончался в 1764 году в возрасте 30 лет, оставив жене и детям много долгов. На долю его четырех сыновей пришлось 6913 крепостных в разных уездах, 625 хат черкас в валуйских слободах и некоторое количество крестьян в Ингерманландии. Общий доход от всех этих владений составлял около 7500 руб. в год. В то же время на этих имениях лежал огромный долг в 207 032 руб., и по всем долговым обязательствам следовало ежегодно выплачивать 12 422 руб. процентов. Следовательно, доходов со всех имений не хватало даже для уплаты процентов. Все эти имения должны были оставаться в общем владении всех четырех князей Куракиных до совершеннолетия младшего из них (Ивана, до 1779), а управление было передано опекунскому совету, в который вошли графы Петр и Никита Панины, Ф. А. Апраксин и А. Ф. Талызин. Опекуны, особенно граф Петр Иванович Панин, смогли привести в образцовый порядок огромное, но крайне обременненое долгами состояние Куракиных.

Елена Степановна пережила супруга всего на 4 года и скончалась в 1768 году в возрасте 33 лет. Была похоронена на Лазаревом кладбище Александро-Невской лавры, оставив после себя «любезных детей, четырёх сыновей», как было написано на мраморной гробнице, воздвигнутой ей её сыновьями. Скульптура работы Мартоса изображала склоненную женщину, рыдающую на могиле умершей княгини. На подножии обнимаются и плачут сыновья покойной. Все проникнуто горем, трагедией осени.



Куракин Александр Борисович (мл.), князь

Александр Борисович, друг Павла I, действительный тайный советник I класса, канцлер всех российских орденов (род. 18 января 1752 г., 25 июня 1818 г.).

Нейбов, купец

Пока ничего не найдено...

Венинг, купец

Пока ничего не найдено...

Лапотникова Анна Панфиловна, купчиха

Анна Панфиловна Лапотникова (ок. 1810 г.р.), купчиха 2 гильдии с 1849. У неё было два сына - Александр (р. 1828) и Иван (р. 1830). Они владели дачей до конца 19 века.

В объявлениях о сдаче на лето, в частности, указывалось, что «на даче имеются для гулянья два сада: один на горе за домами, а другой нижний под горою, и кроме того ключевая чистая вода». Дачу снимал в 1878 - 1879 годах известный композитор Н.А. Римский-Корсаков. Здесь были написаны основные партии «Майской ночи». В 1886 году там проживал поэт серебряного века Яков Петрович Полонский – автор «Песни цыганки» («Мой костер в тумане светит…»).

Как сказано в путеводителе А.П. Верландера 1883 года, «имение Лапотниковых заключает в себе 6 дач… для дачников устроена купальня; овощи и фрукты можно получать из сада Лапотниковых». Купальня - это пруд с круглым островом на нижней террасе, имеющий каменные ступеньки к воде. Пруд просуществовал до 1960-х годов. Усадебный дом был разрушен за время военных действий в оккупированном Урицке.

Дача АДАДУРОВА



Ададуров Яков Иванович, комиссар адмиралтейства

Комиссарами в петровское время называли технических руководителей производства.

Голицына (Куракина) Татьяна Борисовна, княгиня

Татьяна Борисовна Голицына (р. 2.1.1696, † 7.5.1757), урождённая княгиня Куракина, единоутробная сестра Александра Борисовича Куракина, супруга фельдмаршала князя Михаила Михайловича Голицына. Обер-гофмейстерина при императрицах Анне и Елизавете (1730-1746), кавалерственная дама ордена св.Екатерины.

20 лет владела дачей Ододурова (№84). При ней был разбит нижний сад и выкопан большой прямоугольный пруд ("птичий"). После её смерти дача отошла племяннику Б.-Л. А. Куракину.

Похоронена в Александро-Невской лавре (захоронение утрачено).

Куракин Борис-Леонтий Александрович, князь

После смерти Голицыной Т.Б., последовавшей в 1757 г., дача перешла во владение Б.-Л. Куракина, президента камер-коллегии и коллегии экономии, сенатора, который присоединил её к своей, соседней с запада. Голицынскую усадьбу Куракин и его потомки чаще всего сдавали внаём.

Рекс Тимофей Тимофеевич, купец

Тимофей Рекс купил дачу Ододурова и построил на кромке террасы новый красивый трёхэтажный каменный дом (где-то в конце 18 века), простоявший до блокадных лет (см. открытку Дача Дернова).

Петербургский купец, англичанин. Торговал карельским тёсом и белым железом. В деревне Усланки на Свири, в устье реки Усланки, у него было два завода, работающие на водяном приводе. Лесопильный завод на восемь пилорам давал очищенный тёс после распиловки до 300 бревен ежесуточно. Тёс грузили на галиоты, в основном, местные крестьянки, жены, работающих на пилорамах мужчин. Галиоты шли в Петербург к Рексу, который продавал тёс, в основном, в Англию или на месте. Эти лесопилки достались Рексу от купца-старообрядца Шалапанова из Вытегры. Выше по течению Усланки была построена в 1785 новая плотина и новый железоплавильный завод, куда галиоты из Петербурга привозили железный лом. Главный мастером на заводе был француз Франц Иванович Ретрувей, а приказчиком обоих заводов - петербургский купец Андрей Юрьевич Балзер.

    Источники
  1. Путешествие по Северу России в 1791 году. Дневник П. И. Челищева. С.П.Б. 1886
  2. Путешествие по озерам Ладожскому и Онежскому, Николая Озерецковского. С.П.Б. 1792


Козодавлев Осип Петрович, сенатор

Козодавлев Осип Петрович (1754 - 1819) сенатор, министр внутренних дел и член Российской Академии, род. 29 марта 1754 г., ум. 24 июня 1819 г. Принадлежал к старинному дворянскому роду новгородской губернии, ведущему своё начало от германского выходца Koss-von-Dahlen; фамилия Козодавлевых упоминается еще при царе Борисе Годунове в числе псковских помещиков.

Владелец дачи Ододурова в 1805-1819 гг. после Тимофея Рекса.

Отец О. П. Козодавлева служил в конногвардейском полку; мать была урожденная Петрово-Соловая. После приходской школы в 1769 был отправлен для довершения образования за границу, в Лейпцигский университет. В 1774, по возвращении, поступил в Сенат протоколистом, в 1780 стал советником петербургской гражданской палаты. С 1783 назначен советником при директоре Академии наук, княгине Е. Р. Дашковой. Заведовал изданием полного собрания сочинений М. В. Ломоносова. Участвует в составлении "Словаря русскаго языка", собирая слова на букву "С". Перешел в комиссию по народным училищам, где оставался до 1797 г. На Козодавлева была возложена выработка университетского устава, как на человека знакомого с европейской системой обучения на собственном опыте. В 1797 определен на должность обер-прокурора третьего департамента Сената. В 1800 был назначен директором герольдии и издавал "Гербовник русских дворянских гербов". В 1808 заведовал главным почтовым управлением, государственным благоустройством и медицинской управой. С 1810 - член Государственного совета, а с 1811 по 1819 был министром внутренних дел.

Хилкова (Щербатова, Толстая) Анна Михайловна, княгиня

Владелица дачи Ододурова в 1820-х годах.

Анна родилась 23.8.1799 в семье полковника князя Михаила Петровича Хилкова (1748-1834). Её матерью была вторая жена полковника - Татьяна Михайловна Кокошкина. Всего в большой семье Хилковых было шесть детей. Первым мужем княжны Анны Михайловны стал князь Сергей Григорьевич Щербатов (1779-1855), впоследствии егермейстер (1830) и действительный тайный советник (1834). От брака с кн. С. Г. Щербатовым у них было семь детей, один сын и шесть дочерей. Второй дочерью была Елизавета Сергеевна, красивая блондинка, ставшая впоследствии, как и сама Анна Михайловна, хозяйкой усадьбы в Лигово.

Вторым мужем Анны Михайловны был граф Александр Николаевич Толстой (2.10.1793 - 5.7.1866, Ницца), кстати, родной брат княгини Екатерины Любомирской.

Анна Михайловна Щербатова умерла через два года после мужа в 1868 г. в итальянской Ницце.

Бутурлина (Щербатова) Елизавета Сергеевна, княгиня

Владелица дачи Ододурова в 1830-1860-х годах.

Щербатова Елизавета Сергеевна (1815 - 1894) - представительница древнейшего и богатейшего российского рода, князь Василий Андреевич Оболенский по прозвищу Щербатый - был родоначальником князей Щербатовых. Князья Щербатовы, так же как и Бутурлины, служили российскому престолу в боярах и других знатных чинах. Дочь егермейстера князя Сергея Григорьевича Щербатова. Мать Лизы - княгиня Анна Михайловна Щербатова (в дев. Хилкова).

Супруга генерал-лейтенанта Николая Александровича Бутурлина (1801-1867), участника Русско-турецкой 1828-1829 и Польской кампании (1831).

Генеральша Бутурлина состояла в Татариновской секте, известной также как "Союз братьев и сестер", "Духовный союз", "Русские квакеры". Образовала секту Татаринова Екатерина Филипповна (1783—1856), урожденная Буксгевден, немка, лютеранка. После смерти мужа поселилась в Петербурге, вошла в близкие отношения с хлыстами и скопцами. В 1817 г. перешла из лютеранства в православие и в это время почувствовала в себе дар пророчества. В этом же году организовала тайный религиозный кружок, в который первоначально вошли ее родственники.

Потом него входило около 50 лиц разного пола и сословия; на ее сектантских собраниях между другими бывали священник А. Малов, кн. А.Н. Голицын, Р.Р. Кошелев. Здесь читалось Св. Писание, пелись различные песни, между ними некоторые хлыстовские и церковные, большей частью переложенные на народный напев Никитой Феодоровым, который слыл в сектантском кружке за пророка; затем совершалось радение, как у хлыстов, заканчивавшееся пророчествами. Такие собрания производились первоначально в Михайловском дворце, где Татаринова проживала с матерью, потом с 1822 г.- в её частной квартире в городе и с 1825 г.- загородом (на Средней Рогатке), куда она выселилась с некоторыми из последователей.

Колония существовала до 1837 г., когда сектанты были посажены под домашний арест, а сведения о секте переданы в специальный комитет. По окончании разбирательства Татаринова была послана под строгий надзор в кашинский Сретенский женский монастырь, где пробыла 10 лет. В 1847 г. Татаринова дала безусловное письменное обязательство оказывать искреннее повиновение православной церкви, не входить ни в какие не благословенные церковью общества, не распространять ни явно, ни тайно своих прежних заблуждений и не исполнять никаких особенных обрядов. Император дал ей разрешение жить вне монастыря, но под полицейским надзором. 14 июля 1848 года ей было разрешено жить в Москве, без права приезда в Петербург.

Бутурлин Николай Александрович, граф

Происходил из древнего дворянского рода. Родился в 1801 году. Отец: Бутурлин Александр Николаевич (1767 – 1802). Мать: Лотарева Екатерина Павловна (1770-е – 1840).

В начале XIX века продолжателем графского рода Бутурлиных являлся Николай Александрович (1801 - 15 июля 1867). Он родился в очень состоятельной семье, где был четвертым ребенком. Через год после рождения Николая, в 1802 году, умирает отец - Александр Николаевич Бутурлин, и мать Екатерина Павловна (урожденная Лотарева) остается одна с дочерью Марией и тремя сыновьями: Павлом, Владимиром и младенцем Николаем.

Получив прекрасное домашнее образование, Николай в 1814 году поступает в Московский университет, где «воспитывается» до 1818 года. Окончив курс, Н. А. Бутурлин поступает на службу юнкером в 20-й егерский полк. В 1819 г. он был произведен в прапорщики. Николай начал свою богатую событиями и геройством военную карьеру. Участвовал в Русско-турецкой 1828-1829 и Польской кампаниях (1831). Награждён многими орденами и ценными подарками. В ноябре 1841 года Н. А. Бутурлин по домашним обстоятельствам был уволен со службы в чине генерал-майора, с мундиром и пенсией. Но, пробыв почти полтора года в отставке, 6 марта 1843 года он возвратился на военную службу и был зачислен «по кавалерии» генерал-майором. В 1853 г. произведён в генерал-лейтенанты, а 30 августа 1855 года назначен членом Военного совета, в каковой должности и состоял до конца своей жизни.

Жена Н.А. Бутурлина Елизавета Сергеевна, урожденная княжна Щербатова (1815-1894). Этот брак дал возможность Н. А. Бутурлину увеличить и до того немалое состояние. И в 40-х годах XIX в. в Москве и Петербурге он слыл миллионером, но состояние, которое он унаследовал от отца, было незначительным в сравнении с миллионами наличных, унаследованных от его матери.

Состояние, которым владела матушка, было не только унаследованное от мужа, но и собственное, добытое играми на процентах. Екатерина Павловна, внося по нескольку раз в год по сотне тысяч рублей в ломбард, не дожидалась истечения года для получения своих процентов (тогда по 6% в год), а беспрестанно вынимала свой миллионы и тут же вкладывала их с наросшими поденно процентами. Эти проценты составляли больший рост (много больше 6%), а т. к. расчеты, часто повторявшиеся, чересчур обременяли чиновников опекунского совета, то состоялось общее для всех распоряжение, что тот, кто потребует свой капитал прежде шестимесячного срока, потеряет право на получение процентов. 27 декабря 1840 г. Екатерина Павловна Бутурлина (урожденная Лотарева) скончалась и была похоронена в Новодевичьем монастыре.

Большая часть ее состояния переходит к сыну - Николаю Александровичу, и «среди многого протчего» подмосковные сёла Троицкое-Лыково, Строгино, Черепково, Рублево, Луки, «а в целом 180 дворов да 1650 душ крепостных, да 1738 десятин 190 сажен земли, и в том числе 3 десятины под пристанями». Теперь ему принадлежали господский дом, крестьяне, которых было 1650 душ (770 жен. и 880 муж. пола) в 180 дворах, и две церкви: деревянная - Успения Пресвятой Богородицы, поставленная еще Б. М. Лыковым, и каменная во имя Живоначальной Троицы, выстроенная Нарышкиными.

Николай Александрович Бутурлин скончался 14-го июля 1867 года в Висбадене от водяной болезни в возрасте 66-ти лет, в звании Генерал - лейтенанта. Причём похоронен был только 2-го сентября селе Бородино Суздальского уезда Владимирской губернии. Из устных преданий - гроб Бутурлина был поставлен в подвале «ружной» церкви (т.е. содержащейся на средства Бутурлиных), которая сейчас называется церковью Неопалимой Купины. Во время революции прах Бутурлина перезахоронили где-то неподалёку от церкви, а по слухам: "...бросили в канаву..." Теперь это место неизвестно.

Кун Сигизмунд Артур, купец

Купец 2 гильдии, биржевой игрок, домовладелец, землевладелец, благотворитель, потомственный почетный гражданин.

В Лигово была Куновская улица, при советской власти переименованая в Больничный переулок, т.к. начиналась от урицкой больницы.

Сведений о нём мало. Около 1825 года рождения. В купечестве состоял с 1868. Проживал в доме Абамелика-Лазарева на Бол. Морской, 49. В 1870-х купил имение Бутурлиных в Лигово (видимо, вложил выигранные деньги), размежевал и стал продавать дачные участки под вывеской "Фаворито". Известно, что он владел несколькоми доходными домами на Васильевском острове (16 линия, наб. Л. Шмидта). Жертвовал деньги на учреждение биржи труда под названием "дом трудолюбия для образованных мужчин".

Источником доходов также являлась игра на бирже, захлестнувшая Россию в кон. 60 – начала 70-х гг. 19 в. Как только в конце 1868 г. биржевая игра с ценными бумагами приняла значительные размеры, в Петербурге образовалась неофициальная фондовая биржа, носившая характер частных собраний. Эти встречи проходили в ресторане одной из лучших в то время гостиниц столицы «Демут» (Большая Конюшенная ул., 27, Мойки наб., 40). Гостиница стала настоящим штабом биржевых спекуляций. В «Демутовом трактире» собирались все сословия: маклера, банкиры, генералы, чиновники. Завсегдатаями «Демутовой биржи» были С. А. Кун, М. С. Рябков, К. И. Мангольд, П. И. Лихачев и др.

Дерновы Николай Иванович и Иван Иванович, купцы

Купцы и меценаты Дерновы приобретали землю в ближайших дачных местностях. Их фамилией была названа Дерновая улица, проходящая через весь участок. О купцах Дерновых читайте ЗДЕСЬ.

Дача ОЛСУФЬЕВА

Войнов Михаил, дьяк

Пока ничего не найдено...

Олсуфьев Василий Димитриевич, придворный

Василий Димитриевич Олсуфьев (ум. 1723), обер-гофмейстер Двора императрицы Екатерины Первой.

Владелец усадьбы, соседствующей с Лиговской мызой с запада.

Год рождения В. Д. Олсуфьева неизвестен; службу начал при Дворе в 1701 году, а с 1708 года управлял уже "дворцовыми императорскими делами" (дворцовой канцелярией) и с тех пор почти неотлучно находился при императрице Екатерине Первой, сопровождал её во всех поездках. В звание обер-гофмейстера, по словам камер-юнкера Берхгольца, Олсуфьев был пожалован 3 февраля 1723 года. Олсуфьев скончался в Петербурге в конце 1723 года.

Василий Дмитриевич, женатый на двух женах, от первого брака (с Климовой) имел сына Петра Васильевича, женатого на Колычовой, а от второго брака (с Эвою Голендер) — сына Адама Васильевича и дочь Анну Васильевну (1723 - 1782), в замужестве Еропкина.

Венцель (Wentzel) Якоб, полковник

Стал опекуном малолетних детей Эввы Голендер - Адама и Анны Олсуфьевых после смерти Василия Дмитриевича в 1723 году.

Олсуфьев Адам Васильевич, придворный

Адам Васильевич Олсуфьев (1721 - 1784), дворянин, действительный тайный советник, статс-секретарь императрицы Екатерины II, сенатор, переводчик.

Владелец следующего за Лиговской мызой участка, а также следующего за участком А. Г. Демидова (будущей "Тавриды").

Сын Василия Димитриевича Олсуфьева (Алсуфьева) и второй жены Эввы Голендер, дочери немецкого часового мастера. Сестра - Анна Васильевна Еропкина.

В 1740 как «дворянин посольства» отправился вместе с бароном И. А. Корфом за границу. Там Адам Олсуфьев женился (1741) на датчанке Софии-Алоизии Туксен (1723-1751). В октябре 1746 возвращается в Россию. Женится на фрейлине Марии Васильевне Салтыковой, сестре С. В. Салтыкова. В 1764 году село Ершово, в качестве приданного за Марией Салтыковой, отходит к Адаму Васильевичу Олсуфьеву. С этих пор и вплоть до 1917 года Ершово является родовым имением, дворянским гнездом графского рода Олсуфьевых.

Олсуфьев был организатором Вольного экономического общества (его руководитель до утверждения устава 1 янв. 1766), избирался его президентом в 1769 и 1773; был почетным членом Академии художеств (с 21 сент. 1765) и членом Российской Академии (с 21 окт. 1788), в словарной работе которой он обещал принимать участие, сообщая «разные коренные слова, с иностранных языков происходящие».

Олсуфьев был музыкально одарен и принадлежал к числу немногих русских скрипачей-любителей.

Скончался в Петербурге 27 июня (8 авг) 1784; похоронен на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры.

фон Бландов Михаил Готлиб, купец

Michael Gottlieb Blandow родился 2.6.1759 в померанском г. Вольгаст (славянский Волегощь). Сын Michel Blandow, богатого купца, владелца нескольких ферм близ Вольгаст.

В 10-летнем возрасте Михаил, как и другие братья, получил дворянский титул, который давал право называтся "von Blandow".[Источник] Около 1780, братья (Иоахим, Самуэль, Йоган и Михаил) едут в С.-Петербург, возможно на помощь другим родственникам, живущим там. Около 1783 три брата образовывают в С.-Петербурге компанию "Братья Бландов" (нем. "Gebr. Blandow"). В 1789 Михаил фон Бландов покупает дачу в Лигово, став соседом Буксгевденов, и начинает активно хозяйствовать тут, разводить свои прогрессивные оранжереи и сад, "который уже в 1799 имеет много редких растений."[Источник] "Одно из известных хозяйств такого рода принадлежит купцу Бландову, который не только ежегодно снимает огромный урожай ананасов, персиков, абрикосов, винограда, гранатов, инжира, дыни и т.д. для домашнего потребления, но и как любитель ботаники имеет достойные созерцания более редкие экзотические растения." [Источник] В 1795 Михаил фон Бландов был отмечен комитетом "Вольного экономического общества" за крупномасштабные сельскохозяйственные эксперименты, в том числе по оптимизации выращивания картофеля.

Из мемуаров голландца Иогана Меерманна:

"Загородный дом господина Бландо, в десяти верстах за городом на Петергофской дороге заслуживает научного интереса из-за его ботанического богатства. Дом здесь простой, а столовая, имитирующая внутренность руины, частично обшита досками; она отделана театральным декоратором по заказу и превосходно раскрашена в этом стиле. ... Чуть дальше дома построены оранжереи для фруктов и растений. К главному дому вы проходите извилистыми дорожками, ограниченными виноградом и смоковницами; ... Здесь господин Бландов культивирует ... целый ряд платанов. Здесь взросло таитянское хлебное дерево, а также сахарный тростник. Различные печи из кирпича, снаружи снабженные четырехугольными каналами, которые идут вдоль кирпичной стены, нагревают эту большую теплицу, имеющюю удобную форму, и поддерживаемую колоннами. Сверх того здесь встречаются несколько других крупных теплиц для фруктов; в целом для ананасов, некоторые для персиков, абрикосов, винограда и т.д. Сверху размещается галерея, из которой вы можете легко спустить жалюзи, чтобы закрыть всё. Поливают растения здесь заполненным медным шприцом с очень мелкими отверстиями на одном конце, успешно подражая дождю."

В 1802 Михаил фон Бландов покупает жалованные земли Veikkola (Кучерово) близ озера Valkjarvi (Мичуринское), с целью внедрения там новых методов. В 1804 Михаил фон Бландов растратил все свои средства, но использует все способы, чтобы остаться на плаву. Его главный кредитор - Мартин Иоган Иениш (1760-1827), купец и сенатор в Гамбурге. После серьезного конфликта стороны всё же договорились о долгосрочной схеме оплаты долга. В 1805 еще один кредитор, А. Извеков, пытается захватить дачу Бландо (этот процесс длился до 1810). В 1807 Иениш теряет терпение и подает в суд заявление о банкротстве Михаила фон Бландов. "Blandow & Co." прекратила свое существование, но Михаил остается владельцем Вейккола и продолжает заниматься своим хозяйством.

К 1810 году фон М. Бландо сумел в департаментах Правительствующего сената добиться пересмотра проигранного было дела в свою пользу и потребовал возвратить ему его приморскую дачу. Пересмотр дела был воспринят коллежским асессором А. Извековым как незаконное действие, и он, с присущими ему навыками преуспевающего адвоката, боролся против вынесенного решения. Однако в орбиту спора подключились такие структуры, как министр полиции, военный и гражданский губернаторы, высшие чиновники Губернского правления, различные инстанции судов и другие властные и исполнительные структуры Санкт-Петербурга. О том, что дело приобрело скандальный характер стало известно самому императору Александру I.

В 1835 Михаил фон Бландов передаёт всё своё имущество (хозяйства в Вейккола и в Лигово) своему (внебрачному) сыну Иоганну, который стал госслужащим и называет себя Иванъ Михайловичъ Бландовъ, или иногда фонъ Бландовъ.

В 1842 Михаил Готлиб фон Бландов умер. После смерти отца Иван Михайлович Бландов продал земли в Вейккола и в Лигово (он имел усадьбу в Вейно). Дачу Бландова купил граф Григорий Григорьевич Кушелев и присоединил к своему имению Лигово, продолжив сельскохозяйственные опыты.

Дача ШЕПЕЛЁВА

Орлов Григорий Григорьевич, князь

Владелец Лигово. Смотрите здесь

До 1798 года этот участок был в составе Лиговского имения, в котором было поначалу шесть "стосаженных мест".

Буксгевден Наталия Александровна, графиня

Владелица Лигово. Смотрите здесь

Шепелёв Пётр Амплеевич, генерал

Петр Амплеевич (Амплиевич) Шепелёв (Шепелев) (1737 - 1828), полковник, действительный тайный советник, сенатор.

Сын генерал-поручика Амплия Степановича Шепелёва и Прасковьи Андреевны Матвеевой, родился 29-го Июня 1737 г. Кузен (двоюродный брат) фельдмаршала Румянцева-Задунайского. Начал службу в лейб-гвардии в Измайловском полку с 1754. В 1773 Шепелев командовал Санкт-Петербургским карабинерным полком, который был послан в Казань для охраны трактов во время Пугачевского восстания. Известен дуэлью с Петром Голициным, когда тот был заколот защищавшимся от неожиданного выпада Шепелевым.

в 1777 году во главе Рязанского карабинерного полка принял участие в по ходе князя Н. В. Репнина к западным границам. 22 сентября 1778 года Шепелев получилчин генерал-майора с назначением в Финляндскую дивизию. В 1783-м женился на овдовевшей племяннице екатерининского фаворита Григория Потемкина Надежде Васильевне Измайловой (Энгельгардт) (1761-1834) и вскоре отправился в Крым к войскам ее дяди. Шепелев участвовал в русско-турецкой войне 1787—1791 годов, а затем служил в Белоруссии и Литве.

В 1785 году П. А. Шепелёв основал в селе Аргамаково Нижегородской губернии суконную фабрику (189 рабочих, 16 станов). В 1790 году на фабрике работали уже 232 рабочих, на ней производилось для казенных нужд 24.192 аршина сукна в год. Шепелёв открыл также конный завод для выращивания лошадей преимущественно английской, датской и турецкой пород. В 1861 году суконная фабрика закрылась.

По воцарении императора Павла, Шепелёв приказом от 26 января 1797 г. был назначен шефом Малороссийского кирасирского полка. 9 апреля 1797 г. был произведен в действительные тайные советники и назначен в Правительствующий Сенат, где присутствовал сначала в 5-м, а потом, с 29-го июня того же года, в межевом департаменте. Около этого времени он подвергся за какие-то упущения по службе гневу императора и только благодаря заступничеству Нелидовой был прощен.

В 1798 году Малое Лигово, дачу с пристройками, парком и прудом у пересечения Петергофской и Красносельской дорог, у Ф. Ф. Буксгевдена купил генерал П. А. Шепелёв в возрасте 61 года.

В 1803 г., уже в царствование Александра I, ему были пожалованы алмазные знаки к ордену св. Анны 1-й степени, а Высочайшим указом от 25 января 1808 г. было дано в вечное и потомственное владение 4000 десятин земли в Нижегородской губернии.

Умер, находясь в отставке, 8 ноября 1828 г. на 92 году жизни и похоронен в Невском монастыре (Александро-Невская лавра). Имя действительного тайного советника П. А. Шепелёва занесено на мемориальную доску в Галерее Воинской Славы в Храме Христа Спасителя в Москве (доска No. 28).



Позен Михаил Павлович, чиновник

Позен Михаил Павлович (1798—1871), русский государственный деятель, статс-секретарь (1836), тайный советник (1842), участник крестьянской реформы 1861. Из дворян Полтавской губернии, сын врача, крупный помещик.

На государственной службе с 1817 (в министерствах народного просвещения, государственных имуществ, военном). В 1826 году принимал участие в преобразовании управления питейными сборами в великороссийских губерниях при отдаче питейных заведений в откупное содержание, с конца того же года работал в Комитете, учрежденном для исследования злоупотреблений по заготовке и доставке лесов для кораблестроения и даже был награжден орденом св. Владимира 4-й степени. В 1828 г. был назначен чиновником для особых поручений к управляющему военным министерством. Был членом Комиссий при военном министерстве. В 1929-30 гг. был правителем дел комиссии по Сестрорецкому оружейному заводу, а также комитета об устройстве Черноморского казачьего войска. 1 мая 1832 г. старший чиновник военно-походной канцелярии императора Николая I. В 1838 г. П. принимал участие в издании "Свода военных законов". В 1842 г. был управляющим IV отделением собственной канцелярии Николая I, где сосредоточивались дела по Закавказью. В 1845 г. вышел в отставку (из-за конфликта с ветераном М.С. Воронцовым). Был почетным членом совета Полтавского института. В 1856 и 1857 представлял царю Александру II проекты постепенной отмены крепостного права с сохранением собственности помещиков на крестьянские надельные земли, предоставляемые крестьянам в пользование за определённые повинности и без права выкупа. В 1859—61 г. был членом от Полтавского комитета в Редакционной Комиссии по освобождению крестьян, где занимал консервативную позицию и выступал против выкупа крестьянами наделов.

Владел с 1852 г. селом Хотеичи (ныне Московская обл., Орехово-Зуевский р-н), которое имело 360 дворов с населением 1141/1127.

"Михаил Павлович Позен был человек умный, даже необыкновенно умный, и вместе добрый, благородный и благонамеренный. Но он имел против себя два важных обстоятельства: во-первых, свое происхождение, внушавшее недоверчивость к нему в общественном мнении, особенно между аристократией, во-вторых, нажитое им значительное состояние, которого добросовестные источники — несколько смелых спекуляций, участие в золотых промыслах, в винных откупах и проч. — весьма лишь немногим были в точности известны, так что масса, всегда подозрительная и часто несправедливая, относила его богатства к корыстным действиям по службе. Если завистливая толпа могла еще сколько-нибудь перенести неслыханную, по происхождению и роду Позена, карьеру его, то уже никак не могла она простить ему внезапного его обогащения. "

"... Указ об увольнении Позена, согласно его просьбе, вовсе от службы был немедленно подписан*, а многочисленные враги его возопили, что если бы Воронцову и не удалось ничего сделать на новом его поприще, то одним удалением Позена он уже оказал огромную государственную заслугу государю и России."
_____
* Прожив потом еще несколько времени в Петербурге, он впоследствии совсем переселился в полтавское свое имение, которое вскоре довел до самого цветущего состояния, приобретя с тем вместе общее в крае уважение.



Дача КОШЕЛЕВА

Кошелев, Иродион Михайлович, шталмейстер

Кошелев, Иродион Михайлович (р. 1683 ум. 1760) — генерал-поручик, шталмейстер (1724—1738), кавалер ордена Св. Александра Невского (1747).

Род Кошелевых происходил от Василия Кушелева, жившего в конце 15 века. Его ближайший потомок Александр получил прозвище "Кошель", которое трансформировалось в фамилию Кошелев. Иродион (Родион) Михайлович Кошелев и был первым известным представителем в этом роду.

Иродион Михайлович служил при дворе Петра I и еще трех государей, руководил в Царском Селе строительством Екатерининского дворца.

От неизвестной первой жены Кошелев имел единственного ребёнка - Евдокию Родионовну Кошелеву (Римская-Корсакова) (1712-1733). Вторая жена - Маргарита Ивановна Глюк, дочь воспитателя Марты Скавронской пастора Ивана Глюка. Этот брак был счастливым и многодетным. Дети: Михаил (1717-после 1764), Александр (1718-1774), Мария (1725-1782), Иван (?-1765), Родион Иродионович (?-до 1786), Маргарита Волконская (?-1790). Жили в Петербурге в доме на месте Старого Эрмитажа. Мария была фрейлиной у Елизаветы Алексеевны. Его внук Родион Александрович Кошелев (1749-1827) был влиятельным человеком при дворе Александра II, масоном и вице-президентом Библейского общества.

Кожин

Упоминается на карте 1817. Больше ничего не найдено...

Любомирская Екатерина Николаевна, княгиня

Екатерина Николаевна Толстая (1789—1870)

В первой половине 19 века владела дачей у развилки Петергофской и Нарвской дорог - "Привал".

Дочь обер-гофмаршала графа Николая Александровича Толстого (1765—1816), неизменного спутника императора Александра І в его путешествиях, воспитывалась вблизи Двора, пользуясь постоянным вниманием императрицы Елизаветы Алексеевны. Мать Кати - графиня Анна Ивановна Толстая (1772—1825), дочь князя Ивана Сергеевича Барятинского и княгини Екатерины Петровны, урожденной Голштейн-Бек.

С живым умом и романическим темпераментом, графиня Толстая слыла красавицей. Близкие называли ее «Длинная», тогда была мода на прозвища, а Головину за ее резвость и насмешливость, которая все-таки обыкновенно не обращалась в злость, прозвали «маленьким драгуном».

Княгиня была в замужестве за генерал-лейтенантом кн. Константином Ксавериевичем Любомирским, офицером Кавалергардского полка, впоследствии полковником Преображенского полка. У них были один сын и шесть дочерей. Прожила долгую жизнь - 80 лет.

Кашков В. А.

Пока ничего не найдено...

Шеф

Пока ничего не найдено...

Мобильная версияМоя ПочтаФорум Поиск

Рейтинг@Mail.ru