Люди

2017/04/06

Обновления

фон Бландов
Фильм про Лигово
Изнанка грота
План 1916 г.
Поляна в квадратах
ВСЕ НОВОСТИ
Владельцы Лиговской мызы
Владельцы других мыз
Землевладельцы дачных мест
Лиговские знаменитости
Деятели Лигова
Жители и дачники

Лиговские знаменитости

Лиговские учёные



Голицын Борис Борисович, ученый

Голицын Борис Борисович (1862 - 1916). Князь. Академик (1893), физик, "отец русской сейсмологии". Профессор Юрьевского университета, Николаевской морской академии и Женского медицинского института по кафедре физики. Жена - Мария Константиновна Хитрово (1866 — после 1935).

Об этом интересном человеке, детские годы которого связаны с дачей в Лигове и его бабушкой Е.Д. Кушелёвой, написано в рассказе Валентина Пикуля "Мичман флота в отставке" из сборника серии "Историческая миниатюра".

Борис, <...> сначала воспитывался у бабушки, а после ее смерти был на попечении Строгановых. Сначала очень избалованный своей бабушкой, он, когда попал в другую обстановку, быстро переменился и, поступив в Морское училище, проявил огромное усердие к наукам, окончив первым учение, и был назначен гардемарином в кругосветное плавание на «Герцоге Эдинбургском», на котором совершал одновременно свое первое плавание вел. кн. Константин Константинович (поэт «К.Р.»). Голицын Борис Борисович (1862 - 1916). Князь. Академик Вернувшись из плавания, он поступил в Морскую академию, и после ее окончания также первым он для утоления своей научной жажды решил покинуть службу и поступил на математический факультет Страсбургского университета, в котором и пробыл пять лет. Будучи в университете, он женился на М.К. Хитрово и, окончив курс со степенью доктора, вернулся в Россию, решив окончательно посвятить себя науке. Для этого ему пришлось проделать еще несколько экзаменов, защитить несколько диссертаций, и наконец все его труды увенчались получением звания профессора и академика. Таким образом, в то время, когда мы уже давно забыли о всяких науках и экзаменах, Бобби Голицын, как мы его звали, будучи нашим сверстником хотя и младшим, все еще продолжал учиться и сдавать экзамены и закончил эту стадию своей деятельности, когда ему было уже 35 лет.

<...> При С. Ю. Витте Борис Голицын был назначен директором Экспедиции заготовления государственных бумаг (ныне ГОЗНАК) и в эти годы в своей поместительной казенной квартире устраивал раза два-три в год очень интересные вечера, на которых собиралось многолюдное общество, состоявшее как из светских, так и научных и служебных людей, и на этих музыкально-литературно-научных вечерах он сам выступал и как музыкант и как ученый лектор. На такой его лекции многие впервые узнали о новейшем тогда изобретении беспроволочного телеграфа; он обладал редким среди ученых умением самые замысловатые научные истины излагать в простой форме и общепонятным языком, и его лекции выслушивались даже самой ненаучно настроенной публикой с большим внимание и интересом.

Князь Борис Борисович Голицын управлял Экспедицией заготовления государственных бумаг с 1899 по 1905 гг. Он был приглашен на должность в тяжелый финансовый период для фабрики. Князь Голицын преобразовал Экспедицию заготовления государственных бумаг в образцовое художественно-техническое и бумажно-полиграфическое производство, оснащенное самым лучшим на ту пору оборудованием. При нем в Экспедиции был введен 8-часовой рабочий день, организована школа. При князе Голицыне ЭЗГБ начала издавать произведения русских классиков и выпускать популярные книги по всем отраслям науки - на хорошей бумаге, с иллюстрациями знаменитых русских художников. Это время называют «серебряным веком» «Гознака».

Цитаты из мемуаров князя Б.А. Васильчикова "Об охоте и не только о ней...".

Лиговские музыканты

Фаминцын Александр Сергеевич, музыковед

Фаминцын, Александр Сергеевич, русский музыковед и композитор, род. 24 окт (5.11 н.с.) 1841 в Калуге, ум. 24 июня (6.07 н.с.).1896 в Лигове близ СПБ, брат известного ботаника-физиолога Андрея Сергеевича Фаминцына (1835-1918). В 1847 году семья переехала в Санкт-Петербург.

Фаминцын Александр Сергеевич (1841 - 1896) Был при жизни одним из самых известных петербургских историков музыки и музыкальных критиков. Как ученый-музыковед, живо интересовался историей народной музыки и песенного творчества, проводил исследования по фольклору, народным инструментам. Занимался изучением славянского язычества и его следов в народных песнях, заговорах, заклинаниях и других обрядовых текстах.

Автор книг: "Божества древних славян" (СПб., вып. 1, 1884), "Древняя индокитайская гамма" (СПб., 1889), "Скоморохи на Руси" (СПб., 1889), "Гусли, русский народный музыкальный инструмент. Исторический очерк" (СПб., 1890), "Домра и сродные ей музыкальные инструменты русского народа. Исторический очерк" (СПб., 1891). Его обширный труд "Биографический и исторический словарь русских музыкальных деятелей" остался незаконченным.

Музыкальное образование получил в Лейпцигской консерватории (1862-64). Преподавал историю музыки и эстетику в только что созданной Петербургской консерватории (1865-72). Его лекции оценивают как первый обширный и самостоятельный труд в области истории музыки на русском языке. Был секретарем Главной дирекции петербургского отделения Императорского Русского музыкального общества (И.Р.М.О.) (1870-80), редактором журнала "Музыкальный сезон" (1869-71), сотрудником русских и немецких периодических изданий. Являлся членом этнографического отдела Императорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете.

В 1869-70 гг. А. С. Фаминцын резко полемизировал с В. В. Стасовым (1824-1906), идеологом и активный участником творческой жизни "Могучей кучки" (М. А. Балакирев, А. П. Бородин, Ц. А. Кюи, М. П. Мусоргский и Н. А. Римский-Корсаков), по вопросам народности, национальной характерности и программности, а также относительно оценки творчества отдельных композиторов. Конфликт Фаминцына со Стасовым, стал одной из причин, по которой в советский период его причислили к "реакционерам", осмелившимся выступать против "демократа" и вдохновителя "Могучей кучки" В. В. Стасова, а потому имя А. С. Фаминцына либо вообще не упоминалось во многих отечественных изданиях, посвященных истории фольклористики, либо чаще всего упоминалось в негативном смысле, а его труды оценивались официальной советской наукой (особенно в первый период) крайне однобоко и необъективно.

Из статей Фаминцына ясно, что, любя русский фольклор, он не был, как это часто пытались представить его критики-нигилисты врагом "народности": будучи дворянином и "классицистом", он четко отделял ее от "простонародности". А. С. Фаминцын не был ни явным славянофилом, ни западником "прогрессистом". В отличие от своего антагониста Стасова и многих русских ученых-фольклористов того времени, он не принимал активного участия в политической деятельности.

А. С. Фаминцын не только преподавал в консерватории, но и сам создавал музыкальные произведения (оперы, пьесы, романсы и др.). Наиболее известны его оперы "Сарданапал" (1875), поставленная на сцене Мариинского театра, и "Уриель Акоста" (1883), в которых проявились политические воззрения Фаминцына как противника нигилизма. Кроме того, ему принадлежат симфоническая картина "Шествие Дионисия", "Русская рапсодия" для скрипки с оркестром, три струнных квартета, фортепианный квинтет, пьесы, романсы и песни.

В 1890 году вышла книга А. С. Фаминцына "Гусли, русский народный музыкальный инструмент". В нем он анализировал упоминания о гуслях в былинах и песнях, объяснил, почему одно и то же название "гусли" имеет разный смысл у русских и сербов. Очерк Фаминцына о гуслях и истории их распространения и развития был одним из первых в России научных сочинений в области инструментария. В 1891 году вышла его книга "Домра и сродные ей музыкальные инструменты русского народа". Фаминцын в этом сочинении показал, как на базе заимствованной с Востока домры развился такой национальный инструмент как балалайка, установил западное происхождение бандуры. Часть работы он посвятил истории проникновения в Россию семиструнной гитары.

Незадолго до смерти он опубликовал работы "Богиня весны и смерти в песнях и обрядах славян" и "Древнеарийские и древнесемитские элементы в обычаях, обрядах, верованиях и культах славян". По-видимому, эти наброски должны были составить часть второго выпуска сочинения по славянской мифологии, закончить которое Александр Сергеевич не успел. В последние годы жизни он работал над "Биографическим и историческим словарем русских музыкальных деятелей". В архиве находятся и письма тех, с кем он переписывался. Среди авторов писем – Г. А. Ларош, Ф. Лист, Р. Вагнер, А. Н. Серов, фольклорист В. Ф. Миллер и другие.



Жданов Василий Александрович, музыкант

Жданов Василий Александрович (род. 2.08.1845, пос. Гусевская хрустальная фабрика, ныне г. Гусь-Хрустальный Владимирской обл., ум. 31.05.1910, Лигово близ С.-Петербурга), автор духовно-муз. сочинений, контрабасист, педагог.

В 1861 г. окончил инструментальный класс Придворной певческой капеллы по специальности «контрабас» у Джованни Ферреро и поступил в оркестр имп. театров, где работал до 1910 г. В 1877-1910 гг. преподавал игру на контрабасе в С.-Петербургской консерватории, с 1896 г. служил в Придворной певческой капелле. С 1897 г. профессор консерватории. Судя по высказываниям современников, был «отличным контрабасистом» (100 лет Ленинградской консерватории. С. 56). Автор учебного пособия «Школа для контрабаса», получившего в 1867 г. положительную оценку А. С. Даргомыжского, А. Г. Рубинштейна, Ферреро и в 1880 г. рекомендованного к изданию (СПб., 1881, 1912).

Сохранились сочинения Жданова для контрабаса и фортепиано (4), переложения оперных арий (3). Духовно-муз. сочинения (68 произведений для смешанного хора и 9 переложений для однородного хора) издавались П. И. Юргенсоном в 1898-1910 гг.

В духовно-музыкальном творчестве Жданов опирался на лучших представителей с.-петербургской школы - Д. С. Бортнянского, Н. И. Бахметева, Г. Я. Ломакина, в большей степени на А. Ф. Львова. Сочинения Жданова для церковных хоров разнообразны: от хоровых миниатюр до развернутых муз. композиций. Крупные сочинения написаны в концертном стиле: антифонное чередование голосовых групп (детской и мужской), смена tutti и solo, имитационно-полифонические приемы развития. Мелодии хоров, как правило, не имеют скачков, гармонический язык традиционен.

Жданов обратил внимание на пробел, существующий в оркестре между альтом и виолончелью, контрабасом и виолончелью. Этот пробел он предполагал пополнить виолончелью и контрабасом меньших размеров и таким образом превратить оркестровый струнный квинтет в септет. Подобные инструменты были построены, но проект Жданова не получил дальнейшего практического применения.

Похоронен на Новоспасском кладбище близ Лигова под Санкт-Петербургом.

Лиговские поэты и писатели

Полонский Яков Петрович, поэт

Полонский Яков Петрович (1819 - 1898), поэт, цензор.

Яков Петрович Полонский, поэт, писатель В Петербурге Полонский издал два поэтических сборника (1856 и 1859), а также первый сборник прозы "Рассказы" (1859), в которых Н. Добролюбов заметил "чуткую восприимчивость поэта к жизни природы и внутреннее слияние явлений действительности с образами его фантазии и с порывами его сердца".

В 1857 Полонский уехал в Италию, где изучал живопись. В Петербург вернулся в 1860. Пережил личную трагедию - смерть сына и жены, отразившуюся в стихах "Чайка" (1860), "Безумие горя" (1860) и др.

В 1860-е написал романы "Признания Сергея Чалыгина" (1867) и "Женитьба Атуева" (1869), в которых заметно влияние И. Тургенева. Полонский печатался в журналах разного направления. В 1858-1860 Полонский редактировал журнал "Русское слово", в 1860-1896 служил в Комитете иностранной цензуры. Вообще же 1860-1870-е были отмечены для поэта читательским невниманием и житейской неустроенностью. Интерес к поэзии Полонского вновь возник в 1880-е, когда вместе с А. Фетом и А. Майковым он входил в "поэтический триумвират", пользовавшийся уважением читающей публики. Полонский вновь стал знаковой фигурой в литературной жизни Петербурга, на "пятницах Полонского" собирались выдающиеся современники. Поэт дружил с Чеховым, внимательно следил за творчеством К. Фофанова и С. Надсона.

В 1881 выходит сборник "На закате", в 1890 - "Вечерний звон", проникнутый мотивами печали и смерти, размышлениями о мимолетности человеческого счастья.

С 1860 и до 1896 Полонский служил в Комитете иностранной цензуры, в Совете Главного управления по делам печати, что давало ему средства для существования.

Я. П. Полонский умер 18 октября (30 н.с.) 1898 в Петербурге. Похоронен в Рязани.

В 1886 году "25-летней барышней" гостила у Полонского в Лигово под Петербургом "на чудной Посольской даче у озера". В "громадной", по выражению Сипягиной, зале "Посольской Дачи" Вера Уаровна играла на фортепиано для гостей Якова Петровича - художника и писателя Н. Н. Каразина, писателя Д. В. Григоровича, для молодого режиссера В. И. Немировича-Данченко. [Из воспомининий известной пианистки Веры Уаровны Сипягиной-Лилиенфельд (1861-1923 гг.)]



Коринфский Аполлон Аполлонович

Коринфский Аполлон Аполлонович, поэт, переводчик Аполлон Аполлонович Коринфский – поэт, переводчик, литературный критик, очеркист-этнограф.

Родился 29 авг (10 сен н.с.).1867 года (в некоторых изданиях год рождения указан ошибочно – 1868) в г. Симбирске в небогатой дворянской семье. Свою фамилию унаследовал от деда М. П. Варенцова, арзамасского крестьянина-мордвина, который при окончании Академии художеств за архитектурный проект в коринфском стиле получил золотую медаль и по повелению императора Александра I стал именоваться Коринфским.

В 1879 году Коринфский поступил в Симбирскую классическую гимназию, где в течение семи лет учился в одном классе с В. И. Ульяновым. В 5-м классе он издавал рукописный журнал, а в выпускном был исключен из гимназии за чтение «недозволенных» книг и за связь с политическими ссыльными.

В 1891 г. переехал в Петербург. Сборники стихов: «Песни сердца» (1894), «Черные розы» (1896), «Гимн красоте» (1899), «Под крестною ношею» (1909), «Поздние огни» (1912), «Бывальщины, сказания, картины и думы», «За далью веков», «В родном краю», «Песни о хлебе», «На ранней зорьке» (для детей), «В лучах мечты» и т. п.

Он печатался в нескольких десятках журналов, редактировал еженедельник «Север», был помощником редактора газеты «Правительственный вестник», считался душой поэтического кружка, сложившегося вокруг него и К. Случевского, писал историко-этнографические очерки. Живо интересуясь волжским фольклором, он собирал и записывал тексты календарно-обрядовой и духовной народной поэзии, благодаря чему позднее издал несколько фольклорно-этнографических трудов («Народная Русь: Круглый год сказаний, поверий, обычаев и пословиц русского народа» (1901)). Эта книга — не только народный месяцеслов, но и воспевание Земли Русской, ее полей, лесов, степей, а главное — ее народа. Детство и юность, зрелость и старость, будни и праздники, заботы, желания, мечты, представления о солнце, небе, земле, понятие правды, справедливости, добра, христианство и язычество — все основные грани крестьянского мира отразились в ней.

В годы первой мировой войны А. Коринфский обращался к героической истории славянских народов («Славянские бывальщины» — 1914 г. и «В тысячелетней борьбе за родину» — 1917 г.).

В разные годы Коринфский переводил зарубежных поэтов – Г. Гейне, С. Т. Кольриджа, А. Мицкевича, П. Беранже. Был одним из первых переводчиков на русский язык произведений белорусского поэта Я. Купалы и украинского Т.Г. Шевченко.

С 1918 года Коринфский вместе с женой жил в поселке Лигово под Ленинградом. Не имея возможности обеспечить семью литературным заработком, он в 1917-1920 гг. работал в Просветительском комитете, в редакционной коллегии Всеобуча, в отделе учета лавок Петрокоммунии. С ноября 1920 года – библиотекарь 54-й Трудовой Советской школы в г. Ленинграде. С 1929 года до самой смерти в 1937 г. в Твери (Калинине) работал корректором в типографии. Умер в неизвестности.



Гриневская Нина Николаевна, жена писателя

Жена и муза писателя Александра Грина жила около семи лет в Лигово до начала совместной жизни. Нина стала прообразом многих женских романтических героинь в произведениях Грина.

Нина Николаевна родилась 23 октября 1894 года в городе Гдове. Отец её Николай Сергеевич Миронов был бухгалтером в банке; мать Ольга Алексеевна занималась домашним хозяйством. Нина была старшим ребенком в семье; через два года после нее родился Костя, еще через два родился Сергей. Девочка росла живая, была любимицей отца, который воспитывал ее наравне с сыновьями. «Озорной девчонкой я была, — вспоминает Нина Николаевна. — Младшим братьям от меня доставалось». Семья Мироновых отличалась дружелюбием и чадолюбием. Желая дать детям образование, родители в 1914 году переехали из Нарвы, где они тогда жили, в столицу. Нина закончила гимназию с золотой медалью, поступила на Бестужевские курсы, которые были по существу первым русским женским университетом. Через год вышла замуж за студента-юриста Сергея Короткова. В 1916 году Короткова мобилизовали на фронт. Он был убит в одном из первых своих боёв.

Окончив два курса биологического отделения, Нина Короткова пошла работать сестрой милосердия в госпиталь. Медицина стала ее профессией. Пришел 1917 год. Мироновы жили в Лигово, под Петроградом. Весной 1918 года скончался Николай Сергеевич. Братья Нины разъехались, она осталась одна с матерью. Годы были нелегкие, голодные. Работала в сыпнотифозном бараке поселка Рыбачий. Добираться было мучительно: от Лигово до Питера рабочим поездом, потом пешком (трамваи не ходили) через весь город — до другого вокзала и снова на рабочий поезд.

В феврале 1921 года Нина встретила старого знакомого — писателя Грина. (Они познакомились ещё в конце 1917 года, когда Нина работала секретаршей в газете «Петроградское эхо». Но весной 1918 года она заболела туберкулезом и уехала к родственникам под Москву.) После долгих скитаний он нашел работу и пристанище. Заботами Горького его поселили в Доме искусств на Мойке. С начала НЭПа Александра Степановича печатали охотно. Он чувствовал себя богачом. «У меня теперь своя комната. Прошу вас — мы ведь старые знакомые — заходите ко мне. Вот мой адрес». 20 мая они поженились.

Первый год жизни Гринов был организован в духе сюжетов писателя. Освободив жену от противопоказанной ей работы, Александр Степанович отыскал живописное место – поселок Токсово на Финской железной дороге. Здесь Грины прожили все лето – рыбача, собирая грибы и ягоды. В Токсово Александр Степанович много работал: заканчивал повесть-феерию «Алые паруса», которую посвятил Нине. Не раз навещали их гости – мать Нины Николаевны, Ольга Алексеевна; собратья по литературе – Владимир Пяст, Виктор и Василиса Шкловские.

В Токсово у Грина возник новый сюжет: по одну сторону барьера — художник и его творчество, а по другую — беспощадный механизм государства... Первым читателем нового романа "Блистающий мир" и помощником автора, прототипом самого светлого женского образа стала Нина Николаевна. Она же и дала героине имя: Тави Тум.

«Блистающий мир» имел огромный успех. Грин стал одним из популярнейших писателей страны. Но материальное благополучие обернулось угрозой их миру. Грин попал в литературную богему и начал часто выпивать. Чтобы спасти семью, Нина Николаевна решилась на обман: договорилась со знакомым врачом и симулировала тяжелое сердечное заболевание. Доктор посоветовал Александру Степановичу увезти жену из Питера на юг. Летом 1924 года Грины переехали в Феодосию к Чёрному морю.

Лиговские художники и скульпторы

Каразин Николай Николаевич, художник-баталист

Каразин Николай Николаевич, художник-баталист Каразин Николай Николаевич (1842 - 1908) был первым иллюстратором Ф. М. Достоевского, также иллюстрировал произведения А. С. Пушкина, Н. И. Гоголя, Н. А. Некрасова, Л. Н. Толстого и многих других писателей. Он создал первые художественные открытки, которые были выпущены Общиной Святой Екатерины.

Природа наградила Николая Николаевича Каразина выдающимися способностями – талант живописца сочетался в нем с литературным дарованием. Им написано более двадцати томов художественных произведений: романов, повестей, рассказов, множество очерков, заметок, корреспонденций, а также создано около четырех тысяч рисунков и акварелей, написано около сотни картин, из них – семь больших полотен, иллюстрировано несколько десятков книг.

На основе своих азиатских впечатлений, Н. Н. Каразин написал несколько занимательных приключенческих повестей.

Н.Н. Каразин был одним из основателей и на протяжении многих лет активным участником Общества русских акварелистов, он оказался и одним из первых дизайнеров, занимаясь, как тогда говорили, «улучшением изящной промышленности».

В 1879 году Каразин избирается членом Русского географического общества, а в 1907 году – членом Академии художеств.

Значителен вклад художника и в иллюстрацию детской книги. Им были написаны и оформлены своими рисунками «Путевые воспоминания старого журавля», изданные в 1890 году.

С весны 1907 года по 19 декабря 1908 года Николай Николаевич проживал в Гатчине. Доктора посчитали, что более сухой воздух по сравнению с Лиговом, где была его дача, облегчит страдания от болезни сердца и легких. Жил он в доме №37 по Люцевской улице (ныне ул. Чкалова, Гатчина).

Николай Николаевич умер в Гатчине 19 декабря 1908 года. Похоронили его с воинскими почестями на кладбище Александре-Невской лавры.

Объем того, что создал Н.Н. Каразин в изобразительном искусстве и литературе, поражает воображение: более 50 музеев и галерей нашей страны хранят его картины и рисунки, не говоря о частных собраниях в России и за рубежом. Им было написано множество газетных и журнальных статей, очерков и рассказов. Дважды издавалось 20-томное собрание его сочинений.

  • Из сборника «Созвездие трех муз», составитель Суховеева Н.Г.


  • Сомов Константин Андреевич, художник

    Сомов Константин Андреевич (1869, Петербург - 1939, Париж). Живописец, график. Пейзажист, портретист, автор "галантных сцен". Иллюстратор и оформитель книг. Работал в мелкой пластике и декоративно-прикладном искусстве.

    Константин Андреевич Сомов. Автопортрет. 1909 г. Русский художник, представитель русского символизма и модерна. Родился в Петербурге 18 (30) ноября 1869 в семье известного историка искусства А.И.Сомова, который долгое время был старшим хранителем Эрмитажа. В 1888-1897 учился в петербургской Академии художеств, где занимался, в частности, в мастерской И.Е.Репина. В 1897-1899 посещал в Париже школу-студию Ф.Коларосси; в этот период познакомился с А.Н.Бенуа и рядом других "мирискусников". Испытал большое влияние графики западного модерна (О.Бёрдсли), а также живописи французского рококо. Был членом объединения "Мир искусства".

    Как живописец получил известность портретами, но в первую очередь жанровыми сценками, воскрешающими жеманный мир придворных балов и маскарадов "галантного" 18 столетия ("Дама в голубом платье".1897-1900; "Вечер", 1900-1902; "Зима. Каток", 1915). Современный взгляд сочетается здесь с ретроспекциями былого романтически-причудливо. Внутренне-ирреальны, подобно некоему натурному видению, даже и вполне повседневные, а не исторические пейзажи мастера ("Радуга", 1908). Напротив, сугубо реальны - своей интеллектуальной энергией - созданные им образы людей творчества (написанные в смешанной технике портреты А.А.Блока, М.В.Добужинского, М.А.Кузмина, Е.Е.Лансере, Ф.К.Сологуба, 1907-1910), по праву считающиеся предельно объективными.

    Свободно работая в разных техниках, Сомов как художник-оформитель внес выдающийся вклад в искусство книги, где свойственный его манере привкус черного гротеска проступил еще острее. Исполнил целый ряд обложек и фронтисписов к изданиям символистской поэзии (книгам К.Д.Бальмонта, Блока, В.И.Иванова и др.); из его иллюстративных циклов наиболее известны "Граф Нулин" А.С.Пушкина (1899), "Невский проспект" и "Портрет" Н.В.Гоголя (1901), "Книга маркизы" Ф.фон Блей (1908) (вышедшая в полном "эротическом варианте" в 1918). Создавал также изысканно-"рокайльные" эскизы фарфоровых статуэток ("Дама, снимающая маску", 1906; и др.).

    Выехав в 1923 в командировку в Нью-Йорк, художник в 1925 обосновался во Франции, где жил в столице, а летом на ферме Гранвилье в Нормандии. По-прежнему плодотворно работал как живописец и график-станковист, равно как и иллюстратор: циклы "Манон Леско" А.Прево (1926) и "Дафнис и Хлоя" Лонга (1930).

    Умер Сомов в Париже 6 мая 1939.

  • www.art-catalog.ru
  • Картины художника (откроются в другом окне)
    К.А.Сомов. «Интерьер на даче Павловых»
    К.А.Сомов. «Опушка леса.Лигово»


    Шуберт Александр Александрович, художник

    Шуберт Александр Александрович (ок. 1887 — до 28 июня 1958, Голливуд, США) Художник. По словам Елены Рерих: "Высокий человек и плохой портретист." Муж певицы Нины Кошиц. Скончался в возрасте 71 года. Похоронен на кладбище «Форрест Лоди».

    Проживал в Лигово по адресу Дерновая ул., 40-42.


    Порай-Кошиц Нина Павловна, (р.29.01.1892,Киев - 14.05.1965,Санта-Ана, Калифорния, США), русская певица (сопрано). Ученица У. Мазетти. С 1913 г. выступала как оперная и камерная певица (в ансамбле с Сергеем Рахманиновым). В 1921 г. уехала за границу. С 1941 г. жила в Голливуде, преподавала пение. Подробнее...


    Кошиц Марина Александровна (06.08.1912, Москва – 09.12.2000, Санта Моника, шт. Калифорния). Оперная певица, киноактриса. Дочь Н.П. Кошиц. Единокровная сестра Б.А. и Г.А. Шубертов. Училась в Париже в Русской консерватории по классу рояля. Продолжила обучение в Нью-Йорке. Затем училась пению у своей матери. В 1937 снялась во Франции в фильме режиссера В. Стрижевского «Княжеские ночи». Обосновалась в США. Снималась в кино в Голливуде. Готовила к печати воспоминания матери «Воспоминания для Марины». Выступала на вечере учеников студии Н.П. Кошиц и Г.Ф. Леонова в Сан-Франциско (1958).

    Шуберт Г. Александрович,

    Г.А. Шуберт сын художника А.А. Шуберта.

    Проживал в Лигово по адресу Степановая ул., 39-41.

    Харламов Матвей Яковлевич, скульптор

    Матвей Яковлевич Харламов (27.11.1870, Лигово - 18.11.1930, Ленинград) – скульптор-монументалист

    Матвей Яковлевич родился 27 ноября 1870 года в поселке Лигово. Cын бывшего крепостного, учился в Одесской рисовальной школе. Ученик Академии Художеств с 1892 г. по 1899 г. (ученик профессора В. А. Беклемишева). 2 ноября 1899 г. получил звание художника за статую: "Защита". Автор фриза-горельефа «Народы России» для центрального зала этнографического отдела Русского музея. Автор занимался и созданием бюстов известных писателей - он подготовил несколько вариантов скульптур Максима Горького и Льва Николаевича Толстого.

    После революции Матвей Харламов, которому к тому моменту исполнилось 47 лет, сосредоточился на создании монументов Ленину для разных городов страны. На его счету более десятка вариантов бюстов Владимира Ильича. В ходе реализации плана «монументальной пропаганды» изготовил бюсты К. Маркса, Ф. Дзержинского, К. Либкнехта, Р. Люксембург и Марата. Автор памятника В.И. Ленину в Пскове, открытого 7.11.1925 у Дома Советов. Одна из самых известных его работ - памятник Михаилу Фрунзе в Шуе.

    Автор памятника Якову Свердлову в Свердловске на бульваре Ленинского проспекта между двумя историческими зданиями - Театром оперы и балета и учебным корпусом Уральского федерального университета. Скульптуру отлили ленинградские рабочие завода «Красный выборжец». Основание памятника выполнено местными мастерами. 15 июля 1927 года, в восьмую годовщину освобождения Екатеринбурга от войск Колчака, состоялось торжественно открытие монумента. Первоначально по проекту Сигизмунда Домбровского памятник должен был стоять на площади Народной мести и правой рукой указывать на место расстрела царской семьи.

    Самый первый монумент Ильичу в Ленинграде был открыт 8 августа 1926 года, скульптур - Матвей Яковлевич Харламов. Решение о его сооружении приняли на митинге рабочие Невского машиностроительного завода. Надпись с лицевой стороны сейчас, наверное, вызывает улыбку: «Любимому вождю и учителю рабочего класса».

    Многие работы М. Я. Харламова, в том числе Памятник императору Александру III, утрачены. В годы Великой Отечественной войны мастерская скульптора была уничтожена, многие его произведения дошли до нас только в фотографиях. Однако до сих пор можно любоваться величественными и строгими формами аллегорических статуй, украшающих Российский Этнографический музей и дающих представление о масштабности дарования мастера. М. Я. Харламов сумел передать интерес и любовь к скульптуре и своим дочерям.

    Отец жены Матвея Яковлевича Харламова Софьи Сигизмундовны Озембровской был гравером, ее дед архитектором. Сама Софья Сигизмундовна тоже мечтала стать скульптором, но с появлением семьи от художественной карьеры отказалась. Зато дочери Анна и Мария стали достойными представителями творческой интеллигенции.

    Анна Матвеевна Харламова стала архитектором. Она не только проектирована новые здания, но и исследовала архитектурные памятники, участвовала в первой после отступления немецко-фашистских захватчиков комиссии по определению ущерба, причиненного памятникам Ленинграда и его пригородов, других городов России. В конце своей трудовой деятельности Анна Матвеевна работала в Научно-методическом совете по охране памятников при Министерстве культуры СССР.

    Мария Матвеевна Харламова стала скульптором. В 1946 году окончила Институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина. Она являлась членом Союза художников СССР, членом Санкт-Петербургского отделения Союза художников России. Является одним из авторов рельефов Пискаревского кладбища. Участница многих художественных выставок. Основные произведения скульптора: «В жизнь», «Портрет архитектора С. Г. Майофиса», «Мать солдата», «Юность», «Гимнаст» и др.

    Матвей Яковлевич Харламов похоронен на кладбище в Комарово под Санкт-Петербургом.

      Источники
    1. М.Я. Харламов. Памятник Каспийскому (148-му пехотному) полку
    2. Архивы Новгородской области
    3. Список памятников М.Я.Харламова.
    4. Художественные династии в петербургском "манеже"
    5. Скульптурная группа «Россия со щитом».
    6. День рождения памятника Ильичу сегодня отметили на Невском заводе.
    7. «Сеятель» - скульптура, за которую автор получил от Академии художеств Малую золотую медаль.


    Лиговские актрисы и актёры

    Стрельская Варвара Васильевна, актриса

    Варвара Васильевна Стрельская (настоящая фамилия — Старова, по мужу — Стуколкина) (16.12.1838, Москва — 24.01.1915, Лигово) — русская драматическая актриса.

    Родилась 4 (16) декабря 1838 в Москве, в актерской семье: отец – оперный певец В. Стрельский, мать – драматическая актриса С. Виноградова; крестная мать – знаменитая артистка Н. Репина. Вышла на сцену театра впервые в три года — на подмостки её вывел сам М. Щепкин. Варвара Васильевна Стрельская (1938-1915), заслуженная артистка Императорских театровС шести лет обучалась в Петербургском театральном училище сначала балету, а затем драме; в годы учёбы начала выступать на казённой сцене в балетах и в драматических спектаклях. По окончании училища в 1857 году дебютировала в Александринском театре в роли пансионерки Саши в водевиле С. Турбина «Картинка с натуры». Во втором дебютном спектакле – «Горе от ума» А. С. Грибоедова – юная актриса с большим успехом сыграла Лизу, на четверть века став ее бессменной исполнительницей. Сценическим амплуа для молодой Стрельской стали — инженю-комик, травести, субретка.

    В 1870 году Стрельская переходит на комические и харАктерные роли. В полной мере ее дарование раскрылось в репертуаре А. Островского. Уроженка Москвы, актриса со знанием дела воспроизводила реальных замоскворецких купчих, мещанок, свах. Стрельская часто говаривала: «Мое дело – Островский», а актеры в шутку обращались к ней: «M-me Островская». Драматург неизменно восторгался ее игрой и охотно отдавал новые пьесы для ее бенефисов. Ее игра отличалась непосредственностью, органичностью перевоплощения, обаянием, заразительным комизмом, богатством и красочностью сценической речи.

    В 1905 ей было присвоено звание заслуженной артистки императорских театров. Выступала Стрельская и на эстраде с чтением басен И. Крылова. Мастерство Стрельской высоко оценивали такие разные режиссеры, как К.Станиславский и Вс. Мейерхольд. В Александринском театре играла до конца жизни. Дача актрисы В.В. Стрельской в Лигово, 1913г. Умерла Стрельская в Лигове 11 (24) января 1915.

    В Лигове у Стрельской и её семьи (Дерновая ул., 110-112, угол Андреевского переулка) была большая двухэтажная шикарная дача белого цвета с красной структурной отделкой. Полезной площадью около 150 кв.м. Ломанная четырёхскатная крыша из железа, выкрашенная светлой краской, в которую врезаны окошки второго этажа, также выступающие формы над крыльцами и балконами, восьмигранная двухэтажная башенка (кликните для увеличения фото). Сейчас это место находится под северным концом многоэтажного дома Авангардная, 13. А дорожка с восточной стороны дома совпадает с линией бывшей улицы Ленина (Дернова).



    Андронова (Стрельская) Наталья Львовна, актриса

    Наталья Львовна Андронова (урож. Стрельская), русская драматическая актриса.

    Дочь Варвары Васильевна Стрельской и Льва Петровича Стуколкина

    Касторский Владимир Иванович, артист оперы

    Касторский, Владимир Иванович [2(14). 3.1870, посад Большие Соли Костром. губ., ныне пос. Некрасовское Ярослав. обл. — 2.7.1948, Ленинград] — арт. оперы (бас), камерный певец, педагог. Засл. арт. РСФСР (1934). Засл. деятель искусств РСФСР (1939).

    Родился в многодетной семье сельского священника. С девяти лет пел дискантом в церковном хоре. По окончании Костромского духовного училища 1 курса семинарии переехал в Пензу, где под влиянием двоюродного брата — выпускника Петербургской консерватории хормейстера А. Касторского начал серьезно заниматься вокалом. В этот период пел в разных хорах. В 1892 уехал в Петербург, где был принят в организованный И. Мельниковым "Бесплатный хоровой класс"; принимал участие в концертах п/у Ф. Беккера. В 1893 поступил в Петербургскую консерваторию в класс С. Габеля. Два года работал регентом в хоре, организованном суконным фабрикантом Н. Красильщиковым в с. Родники Костромской губ., одновременно брал у него уроки. В 1898 дебютировал в партии Верховного жреца ("Рогнеда") в Мариинском театре, где пел до 1918 и в 1923—30.

    Постоянно совершенствовал свое сценическое и вокальное мастерство; работал над дикцией, фразировкой, пластикой, развитием вокальной техники. Обладал полнозвучным, подвижным (легко справлялся с техническими трудностями), ровным голосом мягкого "бархатного" тембра и широкого диапазона (пел не только басовые, но и баритоновые партии), драматическим дарованием (особенно проявившимся в вагнеровском репертуаре). Исполнение отличалось высокой музыкальной культурой, выразительностью и изяществом. Уделял большое внимание гриму и костюму. Голос певца критики сравнивали с голосом А. Дидура. Касторский был также выдающимся камерным певцом. В его репертуар входили произв. М. Глинки, А. Даргомыжского, А. Бородина, М. Мусоргского, Н. Римского-Корсакова, П. Чайковского, Л. Бетховена, В. А. Моцарта, Ф. Шуберта, Р. Шумана. В 1907 организовал вокальный квартет, в составе которого выступал в России и за границей (Париж, Лондон), пропагандируя русские народные песни.

    Записывался на грампластинки (св. 150 произв.; иногда под псевд. Торский) в Петербурге ("Граммофон", 1901, 1907—09; "Пате" 1904, 1909, 1911), Москве ("Грампласттрест", 1935), Ленинграде ("Грампласттрест", 1937; "Ленмузтрест", 1939), Берлине (1924). В возрасте 77 лет записал для Ленинградского радио на магнитную пленку ряд произвидений русских композиторов.

    Похоронен на Волковском лютеранском кладбище в Ленинграде.

    В 1904–1910 гг. Владимир Иванович проживает в приобретенном собственном доме № 29 на ул. Раевской в районе станции Лигово Северо-Западной железной дороги.

    Загородный дом не только давал возможность певцу отдохнуть на природе, в тишине и покое, но, очевидно, в те времена этот дачный поселок считался престижным местом жительства. Правда, Касторскому приходилось испрашивать разрешение у директора Императорских театров о возможности жить в собственном доме довольно далеко от службы. Основанием для положительного решения вопроса был имевшийся в почтовой Лиговской конторе телефон, по которому он всегда мог быть вызван в случае необходимости в Санкт-Петербург.

    Сведения любезно предоставленны А. Г. Пенкиным из биографии В. И. Касторского (пока неиздано).

    Координаты на карте: 59.827651,30.172821

    Быховец-Самарин Яков, артист, режиссёр

    Я. В. Быховец-Самарин – старейший артист труппы театра Литературно-художественного общества (с 1914 г. – театра А. С. Суворина).

    Старейший артист труппы Суворинского театра на Фонтанке («Нора» Ибсена, «Ганнеле», «Принцесса Греза»). Как режиссёр ставил исторические мелодрамы и «грандиозные» действа на большой открытой сценической площадке театра в Крестовском саду (в северо-восточной части Крестовского острова). В 1898 – 1899 гг. Быховец-Самарин руководил Театром в Измайловском саду (Сад Тумпакова) на Фонтанке.

    Похоронен на православном кладбище в Лигово.

    Григорович Иван Стахиевич, артист оперы

    Григорович Иван Стахиевич (Стахов) (1872, Киев — ?) — артист оперы (бас-профундо).

    Род. в семье дьякона. Работал счетоводом на Юго-Запад. ж. д. в Киеве. С 1897 обучался пению в Петерб. конс. (кл. В. Самуся).

    В 1901—25 арт. петерб. Мариинского т-ра. Обладал красивым голосом. 1-й исп. партий: Цеста и Центуриона ("Сервилия"), Бедяя ("Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии"), Герольда ("Орлиный бунт"); в Мариинском т-ре — Ивана Шелоги ("Псковитянка", 3-я ред.), Саббы ("Измена"), Фернандо ("Фиделио"), Ганса Фольца ("Нюрнбергские мейстерзингеры"); на рус. сцене — Тигеллина ("Нерон"); в России — Бонзы ("Соловей"). Др. партии: Светозар, Кончак, Пристав, Бермята ("Снегурочка"), Андрей Дубровский, Асфанез, Сабба, Гремин.

    Партнеры: И. Ершов, Е. Збруева, Е. Петренко, К. Серебряков, Ф. Шаляпин.

    Пел п/у Ф. Блуменфельда, В. Дранишникова, М. Ипполитова-Иванова, Э. Направника, Д. Похитонова.

    Записывался на грампластинки в Петербурге ("В. И. Ребиков", 1903—04).

    Лиговские балерины

    Юлия Кшесинская (1866 — 1969)

    Юлия Феликсовна Кшесинская, «Кшесинская 1-я», баронесса Зедделер была старшей сестрой Матильды. Родилась в Лигово под Петербургом. Она окончила Петербургское театральное училище, танцевала на сцене Мариинского театра (1882-1902). Юлия, была очень красива и лучше всего исполняла характерные танцы; она считалась украшением сцены, и ей всегда давали лучшие места. 11/24 декабря 1902 г. вышла замуж за барона Александра Логгиновича Зедделера (1868 — 1924), офицера Лейб-Гвардии Преображенского полка. После свадьбы ее муж ушел с военной службы и перешел на службу в Министерство Путей Сообщения, состоящим при министре. Он родился 23 мая 1868 г., скончался 18 ноября 1924 г. в Кап-д'Ай. После революции супруги эмигрировали во Францию, жили в Париже.

    Матильда Кшесинская (1872 — 1971)

    Матильда Феликсовна Кшесинская, «Кшесинская 2-я», была потомственной «балетной» - она родилась в театральной семье поляка, танцовщика и оперного певца Феликса Кржесинскаго и балерины Юлии Доминской в Петербурге. Матильда стала последним, тринадцатым ребенком в этой семье и имела ласковое имя - Маля, Малечка. Старшая дочь Феликса Кржесинскаго, Юлия, танцевала вместе с отцом и часто на фотографиях сегодня ее путают с Матильдой Феликсовной. Балетным стал также и брат Матильды - Иосиф. Вот в такой атмосфере мира театра и росла юная Малечка.

    «Детство мое было очень счастливое и радостное. Мои родители очень любили своих детей и жили для них. <...> Я родилась 19 августа по старому стилю, или 1 сентября по новому, 1872 года, в местечке Лигово, на 13-й версте по Петергофскому шоссе, где мои родители нанимали дачу, чтобы проводить лето вдали от пыльного города и дать детям простор и чистый воздух. Туда мы несколько лет подряд уезжали на летние месяцы» Как пишет в своих воспоминаниях другая балерина Анна Павлова, дом Кшесинских был в самом центре дачного посёлка.

    Судьба Матильды Кшесинской похожа на сказку: роман с наследником престола (будущим императором Николаем II), блистательная балетная карьера, богатство, близкое знакомство с членами царской семьи и, наконец, брак с великим князем — то этому Малечка обязана в первую очередь себе, своему неиссякаемому жизнелюбию и железной хватке.

    С Кшесинскими связаны и другие места: дача родителей в Красницах, треугольная дача в Коерове, своё имение Матильды в Стрельне, вилла "Алам" на Лазурном берегу в Кап д'Ай, Монте-Карло.

    Анна Павлова (1881 — 1931)

    Прошло уже семьдесят лет после кончины Анны Павловой, но и сегодня ее образ продолжает будоражить романтические умы балетоманов и всех любителей искусства. За этим именем стоит один из классических мифов ХХ века. Знаменитый английский критик балета Арнольд Хаскелл писал, что Павлова «стала легендой вместе с Сарой Бернар и Элеонорой Дузе, Карузо и Шаляпиным и ее трагическим коллегой, Вацлавом Нижинским». Еще при жизни личность балерины была окружена роем преданий, слухов и недомолвок. Множество подобных слухов было связано, например, с обстоятельствами ее появления на свет. Так, год ее рождения в разных источниках варьируется от 1881 до 1885-го. Кроме того, первоначальное отчество Анны — Матвеевна — позднее было изменено на Павловна.

    Долгие годы считалось, что она была незаконнорожденной дочерью еврейского банкира Лазаря Полякова и прачки. Лишь совсем недавно будто бы появились доказательства достоверности бытовавшей и прежде версии о караимском происхождении отца великой балерины. Шабетай Шамаш, ее настоящий отец, носивший в Петербурге имя Матвей, был уроженцем Евпатории. Он происходил из семьи потомственных музыкантов и, приехав в Петербург, открыл в 1880 году собственное прачечное заведение. Там он и познакомился с будущей матерью балерины, Любовью Федоровной Павловой. Несмотря на то, что сама Павлова пишет в своих воспоминаниях, что отец скончался, когда ей было два года, на самом деле Анна была внебрачным ребенком, и ее отец женился и завел других детей; его внучка и теперь живет в Москве. Поскольку крымских караимов, представителей одной из ветвей иудаизма, власти не жаловали ни в царской России, ни в советской, то об этом родстве говорилось шепотом как в Мариинском, так и – много позже – в Большом театре. Уже в послевоенные годы хореограф Касьян Голейзовский в разговоре с Майей Плисецкой раскрыл «великую тайну» о том, что фамилия отца Павловой — не то Борхарт, не то Шамаш, и просил ее хранить об этом гробовое молчание. Эту же версию поведала мне как-то в Лозанне бывшая солистка Императорского Мариинского театра и участница гастрольных поездок труппы Анны Павловой Алиса Францевна Вронская. Южные корни Павловой отразились и на внешнем облике балерины: цвете волос, точеном — «испанском» — профиле, и, в первую очередь, на ее темпераменте. В своих ролях в «Дон-Кихоте», «Баядерке», «Дочери фараона», «Амарилле» она выглядела удивительно органично, а восточные мелодии и танцы будто бы генетически притягивали ее.

    Детство Нюры Павловой прошло в Лигово под Петербургом. Каждое лето мать и дочь переезжали на дачу — в Лигово, к бабушке, у которой был свой домик с крошечной верхней террасой.

    Как потом писала балерина в своих воспоминаниях, ей всегда хотелось танцевать, особенно после того, как она увидела на сцене Мариинского театра балет «Спящая красавица». Согласитесь, странно, что прачка могла повести свою дочь в Императорский театр. Учеба в Императорском театральном училище дала возможность Павловой раскрыть свое дарование еще совсем в юном возрасте. Ее педагогами были блистательные артисты ХIХ века Павел Гердт и Екатерина Вязем. Прозорливый русский балетный критик Валериан Светлов разглядел гений Павловой уже в шестнадцатилетней балерине. Вот что он писал о ее участии в спектакле «Мнимые дриады»: «Тоненькая и гибкая, воздушная и хрупкая, с наивным и несколько смущенным выражением лица, она походила на ожившую танагрскую статуэтку».

    Из вступительной статьи известного парижского историка театра и художника Александра Васильева к книге издательства «ВИТА НОВА»: Виктор Дандре, «Анна Павлова. История жизни».



    Тамара Карсавина (1885 — 1978)

    А вот воспоминания другой «русской грации» Тамары Карсавиной:
    «...лето, проведенное в Лигове близ Санкт-Петербурга. Дом, который мы занимали стоял в парке, принадлежащем усадьбе графа Позена. Мы поселились в нем ранней весной . <...> Дом в Лигове казался мне огромным и великолепным, и очень возможно, мои детские впечатления вполне соответствовали действительности, потому что большая круглая комната с купольным потолкои и нишами могла находиться, очевидно, только в каком-нибудь доме богатой загородной усадьбы конца восемнадцатого века. <...> Усадьба, как видно, находилась в запустении, и я даже не помню там ни одной цветочной клумбы. Тенистый парк был также запущен. На некотором расстоянии от дома стоял павильон с минаретами, так называемая «турецкая баня».

    Кажется, семья жила в Лигове только одно лето, поскольку в доме было слишком сыро, но все же и Тамару Карсавину можно считать лиговской жительницей. Солистка Императорских театров, она одновременно была звездой «Русских антерприз» Сергея Дягилева. И происходила она из удивительной семьи: отец Платон Константинович — известный танцовщик Мариинского театра, бабушка по материнской линии в девичестве носила древнюю византийскую фамилию Палеолог (вот откуда восточная красота внучки). В 1918 году вместе с мужем, английским дипломатом Генри Брюсом, и сыном Никитой Карсавина навсегда уехала за границу. А ее брат Лев Платонович Карсавин (1882-1952), известнейший медиевист, погиб в 1952 году от туберкулеза в ГУЛАГе.

    Красавице и умнице Тамаре Карсавиной посвящали стихи известнейшие поэты своего времени.


    Мобильная версияМоя ПочтаФорум Поиск

    Рейтинг@Mail.ru